seleste_RUSa (seleste_rusa) wrote,
seleste_RUSa
seleste_rusa

Categories:

О вкладе куйбышевских чекистов в дело Великой Победы. Часть первая

На стендах и в фондах музея истории Управления ФСБ России по Самарской области много материалов и документов о войне: о фронтовых разведчиках, контрразведчиках, подпольщиках и партизанах, о разведчиках-нелегалах, действовавших в глубоком вражеском тылу, и, наконец, о тех, кто оставался в нашем тылу на повседневной, "будничной" работе.

А работа эта, хоть и делалась далеко от фронта, была по-настоящему боевой: борьба с разведывательно-диверсионными группами, которые забрасывала немецкая разведка с воздуха на территорию Куйбышевской области; оперативная и войсковая защита стратегических предприятий оборонной промышленности, транспорта, коммуникаций и других объектов разведывательно-диверсионных устремлений противника, выявление действующей вражеской агентуры.

2.JPG


В 1940 году население Куйбышева составляло 410 тысяч человек. Впервые в своей биографии город начинает развиваться как важный административно-политический, экономический, транспортный и культурный центр с тяжёлой промышленностью общесоюзного значения. Перед войной началось создание энергетической базы, получила развитие промышленность по производству строительных материалов, под строительство Куйбышевского гидроузла в Красноглинском створе создавалась транспортная инфраструктура.

О том, что война непременно будет, и именно с Германией, знали в то время все от мала до велика. И в первую очередь семьи военнослужащих. Знали, конечно, и органы госбезопасности: было много документальных свидетельств, поступавших от нашей внешней разведки. Советская контрразведка только в 1940 и в начале 1941 года вскрыла и ликвидировала 66 резидентур германской разведки, было разоблачено 1600 фашистских агентов, в том числе и на Волге.

Нападение фашистской Германии на СССР круто изменило характер дальнейшего развитие Куйбышева: сюда в первые месяцы войны эвакуировали около ста тысяч человек из западных районов СССР и сорок оборонных промышленных предприятий Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Воронежа, Тулы, Коврова и других городов. Здесь был сосредоточен мощный промышленно-энергетический потенциал страны, велось комплектование частей и соединений армии, в том числе стратегических резервов Ставки Верховного Главнокомандования СССР, находились крупнейшие запасы нефтепродуктов, заводы по их переработке.

Вот выдержка из докладной записки, ушедшей шифром в Москву из областного Управления НКГБ (наркомат госбезопасности): "После получения сведений о начале войны весь аппарат УНКГБ был приведён в мобилизационную готовность. Вечером 22 июня силами оперативного состава УНКГБ проведена проверка охраны на оборонных заводах №42, 103, 15, 3, электростанциях и других важных объектах области... проверена военизированная и пожарная охрана. По договорённости с УНКВД и командованием частей внутренних войск НКВД увеличено количество постов на всех оборонных заводах... введена в действие новая дислокация охраны железной дороги им. В. В. Куйбышева. Дополнительно взято под охрану 7 железнодорожных мостов и 13 водокачек...Все предприятия области 22, 23, 24 июня работали нормально... Мобилизация в Красную Армию проходит нормально. В райвоенкоматы поступает большое количество заявлений о желании добровольно вступить в ряды Красной Армии... в целях усиления агентурной работы на важнейших оборонных участках приняты меры к восстановлению законсервированных резидентур, главным образом по оборонным предприятиям и на транспорте".

На военных предприятиях города производились детали реактивных миномётов, агрегаты для танков, грузовиков и т. д., т. е. Куйбышев стал одним их боевых арсеналов Красной Армии. Особое внимание уделялось развитию и строительству авиазаводов. В июне 1941 года в области было сформировано народное ополчение - свыше 16,8 тысяч бойцов, среди которых 4,5 тысячи - коммунисты.

Правительство СССР очень хорошо понимало, что без чёткой организации бесперебойной работы тыла и ограждения его от различных вторжений неприятеля войну не выиграть. Поэтому одним из первых постановлений Правительства страны стала директива "Партийным и советским организациям прифронтовых областей" от 29 июня 1941 года. Согласно этому документу, структуры НКВД тыловых областей осуществляли розыск и обезвреживание вражеской агентуры; ликвидировали диверсионно-разведывательные группы немецкой разведки; обеспечивали работу всех предприятий, разъясняя трудящимся их обязанности в организации охраны заводов, станций, мостов, телефонной и телеграфной связи; вели борьбу с уголовной преступностью; осуществляли паспортный режим, мероприятия по противовоздушной обороне. Также создавались истребительные батальоны и группы содействия из числа местного населения, сотрудников милиции, военных комиссариатов, военнослужащих местных гарнизонов. Источниками информации о посадке парашютных десантов становились структуры ПВО и радиоконтрразведывательной службы.

7.JPG

Осенью 1941 года Государственный Комитет Обороны принял решение об эвакуации на Волгу центральных правительственных учреждений и дипломатического корпуса. Один из кабинетов помещения УФСБ отделали красным деревом - его готовили для Лаврентия Берия. Однако ему так и не пришлось там побывать. О том суровом времени напоминают большие напольные часы с маятником, которые сейчас находятся в экспозиции музея. В ноябре 1941 года их установили в том самом "красном" кабинете (который впоследствии занимали начальники УКГБ-УФСБ по Куйбышевской - Самарской области), простоявшие в нём в течении 60 лет.

В связи с эвакуацией в город Советского Правительства было принято решение о строительстве со второй половины 1942 года правительственного объекта ПВО, называемого ныне "бункером Сталина". И. В. Сталин в Куйбышев так и не приехал, а вот Президиум Верховного Совета СССР во главе с М. И. Калининым, СНК СССР, аппарат ЦК ВКП(б), ЦК ВЛКСМ, различные представительства находились здесь.

После начала войны куйбышевская контрразведка, которую возглавлял Павел Иванович Волков, и сотрудники Безымянского отдела под руководством Сергея Николаевича Михайлова работали с полной загрузкой: было выявлено и обезврежено несколько немецких и японских агентов, осевших ещё до войны в Куйбышеве и Сызрани и "засветившихся" с началом военных действий.

Группа руководящего состава Управления НКВД по Куйбышевской области (конец 1942-начало 1943 гг.). В первом ряду (четвёртый слева) начальник УНКВД А. Блинов, во втором ряду руководители ведущих оперативных подразделений: П. И. Волков (четвёртый слева), А. С. Кобызев (пятый слева), А. М. Олешкевич (восьмой слева), С. Н. Михайлов (второй справа)
10.jpg

Прибавили работы и иностранные посольства, обосновавшиеся в нашем городе с ноября 1941 г. по сентябрь 1943 г. Под их "крышей" действовали как ранее установленные, так и выявленные позже сотрудники и агенты спецслужб. Куйбышевские чекисты действовали под непосредственным руководством 2-го (контрразведывательного) Главка НКГБ СССР, часть которого была эвакуирована в наш город.

В сборнике документов, изданном в 2000 году Академией ФСБ России об органах госбезопасности в годы Великой Отечественной войны, приведена директива НКВД СССР №41/407 от 20 августа 1941 года об агентурно-оперативных мероприятиях по пресечению подрывной деятельности английской разведки на территории СССР: "Установлено, что английские разведывательные органы, используя существующие отношения (т. е. союзнические) между СССР и Англией, намерены развернуть в СССР работу по созданию шпионской сети и диверсионных групп в важнейших центрах страны под предлогом необходимости продолжения борьбы с немцами в случае военного поражения СССР".

В примечании к этому документу сказано: "Английская разведка, создавая резидентруры на территории СССР, широко использовала в своей деятельности сотрудников дипломатических представительств и других государств. Особенно активно использовались дипломаты польского эмигрантского правительства в Лондоне, сотрудники чехословацкого посольства и военной миссии иранского посольства, шведской и норвежской миссий и других инопредставительств в СССР. Английские разведывательные резидентруры в СССР обменивались материалами с представителями французской и турецкой разведок, а по ряду вопросов устанавливали контакты с американской разведкой".

К цитируемой директиве и примечанию к ней остаётся только добавить, что весть этот "джентельменский набор" присутствовал в деятельности посольства и военной миссии Великобритании, нашедших приют в нашем городе - тогда его именовали "запасной столицей".

Из числа англичан в Куйбышеве были выявлены и депортированы из страны разведчики Паркер и Турнер, аккредитованные как журналисты, а также кадровый офицер МИ-6 Бульмер, коммерческий атташе посольства, собиравший информацию об оборонном потенциале области.

Польские дипломаты распространяли литературу и листовки пораженческого содержания, призывавшие "быстрее сдаваться в немецкий плен" и расписывающие "райскую жизнь" в фашистском рейхе. Отмечены были и факты укрывательства ими на территории посольства дезертиров Красной Армии, вербовки агентуры из числа чехословацких военнослужащих (на территории Приволжского военного округа тогда формировался чехословацкий корпус Людвига Слободы) и другие неблаговидные дела, такие как спекуляция дефицитными товарами, незаконные сделки с золотом и валютой.

Улица Чапаевская, 165. Посольство эмигрантского правительства Польши в 1941-1943 гг.
23.JPG

Со стороны японской и норвежской разведок были зафиксированы попытки приобретения агентуры из числа советских граждан. Многочисленные связи с местным населением (а выявлено их было свыше двух с половиной тысяч), которыми обзаводились иностранные разведчики из состава посольства, тщательно ими "просеивались" - нужна была информация о куйбышевской "оборонке", секретные документы и подходящие кандидаты для вербовки.

Московские и куйбышевские чекисты успешно противодействовали разведчикам зарубежных спецслужб: во время их двухлетнего пребывания в городе ничего существенного о военно-промышленном комплексе области дипломаты-шпионы узнать так и не смогли. Даже из простого перечисления некоторых задач, решаемых в то время чекистами, и несколько примеров из практики их оперативной деятельности по посольствам видно, с каким напряжением работали не только сотрудники Второго Управления НКГБ, но и все подразделения Куйбышевского управления.

Особенно много трудились, практически круглосуточно, оперативники службы наружного наблюдения. Не зря в то время лучшим рабочим коллективам на промышленных предприятиях присваивалось звание - "фронтовая бригада". Были такие бригады и в Куйбышевском управлении.

Вот один из приказов начальника УНКГБ по Куйбышевской области от 7 ноября 1942 года: "Об объявлении благодарности и присвоении звания "фронтовая бригада" бригаде наружного наблюдения". И далее следуют фамилии. Об этих скромных людях, подлинных солдатах "невидимого фронта" контрразведки, пишут очень мало. Коротко о двоих из них.

Старший лейтенант Клавдия Гавриловна Гришина была принята на работу в эту службу в 1940 году. В совершенстве владея английским языком, она принимала участие в оперативной работе по иностранным посольствам, а в послевоенный период - и в специальных мероприятиях и в Москве. Её труд был отмечен многими поощрениями и наградами, в числе которых и военная медаль - "За боевые заслуги". С большой теплотой и благодарностью она всегда вспоминала своего первого оперативного наставника - "дядю Мишу" - Михаила Кирилловича Сайгушева. Он начал работать в наружной разведке ещё в Самарской ГубЧК в 1921 года, а ушёл на пенсию в звании майора в 1941 году и с боевыми наградами - орденами Ленина и Красного Знамени. О "дяде Мише" по сей день среди его молодых коллег ходят легенды: он знал город, все его улицы, переулки, проходные дворы, дома и их обитателей поквартально. Если возникала срочная необходимость навести справку по какому-нибудь адресу и проживающим там людям, он мог выдать нужную информацию (и нередко с биографическими подробностями) прямо на месте - не выходя их служебного помещения.

Трудности военного периода обостряли обстановку в социальной сфере. В 1942-1943 годах среди населения стали распространяться тяжёлые инфекционные заболевания, возникали перебои с продовольствием и обеспечением населения топливом. Эти и многие другие факторы привели к тому, что органы НКВД СССР оказались в исключительно сложной ситуации. Перестройка их деятельности происходила в боевых условиях. Накапливался опыт борьбы с противником, позволивший создать эффективную систему защитных мер, сорвать многие акции Абвера - военной разведки фашистской Германии, в том числе диверсионно-разведывательную операцию "Волжский вал", которую противник намечал осуществить в Поволжье.

Продолжение : О вкладе куйбышевских чекистов в дело Великой Победы. Часть вторая. Радиоигры - http://seleste-rusa.livejournal.com/945770.html

Источники:
С. Г. Хумарьян. Крепость на Волге. Самара, 2003.
С. Г. Хумарьян. Разведка и контрразведка: лица одной медали. Самара, 2005.
Материалы музея истории Управления ФСБ России по Самарской области.
Tags: acr, d810, Куйбышев, Куйбышевская область, Никкор AF-S NIKKOR 24-70 f/2.8G ED N, ФСБ, музей
Subscribe

Posts from This Journal “ФСБ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments