?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
1928-1929 годы. Дело Вавилова Дола
Аватар с фотиком
seleste_rusa
Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой, посвящённый 300-летию Российской и Самарской полиции

Дело Вавилова Дола - громкий уголовно-политический процесс 1928-1929 годов (подготовлено по материалам архива Самарского областного суда. Дело № 2-85/1929).

Как известно, борьбу с религиозными культами советская власть начала почти сразу же после Октябрьского переворота, увидев в них серьезного идеологического соперника, способного, как тогда говорили, отвлечь трудящихся от строительства светлого будущего. Но правовой базис под такую борьбу властям удалось подвести только после 1926 года, когда вступила в силу очередная редакция Уголовного кодекса РСФСР с печально известной 58-я статьей (контрреволюционные преступления).
 
К чему может привести «изгнание бесов»

Своего наивысшего накала антирелигиозная кампания в СССР достигла в конце 20-х – начале 30-х годов, когда в упомянутой выше статье появился пункт 58.10 (религиозная контрреволюционная пропаганда). Под ее действие в то время мог попасть практически любой служитель культа, особенно если он хоть в чем-то не был угоден властям. Пример тому – так называемое «дело Вавилова Дола», которое началось летом 1928 года. Следствие по делу тянулось более года, после чего в июле 1929 года оно слушалось в Самаре, в Средне-Волжском областном суде. В свое время этот судебный процесс получил огромный резонанс в масштабах всей страны.

Вавилов Дол. Источник фото: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева
1.jpg


«Дело Вавилова дола» в конце 20-х – начале 30-х годов власти преподносили общественности как «пример раскрытия контрреволюционной организации, созданной служителями культа и имевшей своей целью проведение идеологической обработки неграмотного и политически незрелого крестьянства, срыв хлебозаготовок, подрыв колхозного строя». Но теперь, по прошествии многих десятилетий, мы можем сказать, что на самом деле летом 1928 года на юге Самарской области в действительности имело место всего лишь весьма банальное бытовое убийство на религиозно-фанатичной почве. Именно этот факт формально и стал началом того расследования, которое в итоге и стало поводом для масштабной антирелигиозной акции, предпринятой властями. Что же касается антисоветской подоплеки этого дела, то она, как выяснилось, была целиком инспирирована следственными органами весной 1929 года по прямому указанию тогдашнего партийного руководства Средне-Волжской области.

Справка. Вавилов (Авилкин) дол - памятник истории и природы всероссийского значения, который находится примерно в 60 километрах южнее села Марьевка Пестравского района Самарской области, прямо посреди открытой степи. Здесь путнику вдруг неожиданно открывается обширный лесной массив, полого сбегающий на дно большого оврага, который и называется Вавилов дол.

Вавилов Дол. Источник фото: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева
172.jpg

В ряде мест со дна оврага бьют источники чистой воды, испокон веков считающиеся святыми. Около них еще в конце XIX века и был основан монастырь с несколькими часовнями. Затем на склонах оврага богомольцы нашли множество пещер, которые впоследствии стали монашескими кельями. Неудивительно, что в течение десятилетий сюда со всего Поволжья потоком шли верующие с надеждой получить благословение от святых людей.

Однако событие, ставшее затем «спусковым механизмом» для следствия по этому делу, произошло вовсе не здесь, а за сто с лишним верст от монастырской обители – на хуторе Горно-Шишканском Большеглушицкого района, ныне уже не существующем. Как гласят материалы дела, вечером 12 июня 1928 года сюда пришел некий святой старец, называвший себя «отцом Кондратием» (по документам – Кондратий Федорович Молодых, 58 лет), который устроил здесь моление, изгонял бесов из всех желающих, освящал еду и воду, а затем мылся в бане с местными молодыми женщинами. На другой день, когда старец ушел из хутора, психически неуравновешенная 33-летняя крестьянка Прасковья Шубина, участвовавшая в помывке с «отцом Кондратием», неожиданно для всех объявила себя святой, после чего решила самостоятельно изгонять бесов из односельчан. Как не странно, ей поверила вся округа, и в итоге на протяжении четырех дней к Шубиной «для излечения» шли люди со всех окрестных деревень.

Святой тарец. Источник фото: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева
175.jpg

Кончилось это «изгнание» тем, что 16 июня Шубина с группой своих приверженцев до смерти забила 55-летнюю Макриду Нещадину из соседнего села. А перед этим несчастная подверглась изуверским истязаниям: ее раздели догола, положили посреди улицы и наотмашь наносили ей удары медным крестом по голове и прочим чувствительным местам, а Шубина в это время мочилась ей в рот. В общей сложности Нещадину избивали несколько человек, в основном родственники Шубиной, и это продолжалось до тех пор, пока истязаемая не скончалась.

Как это и полагается, вскоре на хутор приехал следователь Андреев из Пугачевского округа, на территории которого как раз и находился злосчастный хутор. Следователь быстро выявил всех религиозных фанатиков, но из них арестовал только пятерых человек: уже упоминавшуюся Прасковью Шубину, ее мужа 33-летнего Василия Шубина, и еще их соседей, которые также принимали участие в избиении Нещадиной - 28-летнюю Дарью Гниломедову, 26-летнего Петра Демихова и 46-летнего Александра Моисеева. А в начале августа следствию удалось найти и допросить и уже упоминавшегося старца Кондратия.

Материалы допросов свидетелей и подозреваемых по этому делу ныне хранятся в архиве Самарского областного суда. Ниже цитируются выдержки из этих документов.

Архив Самарского областного суда. Дело №  2-85/1929.
Л.д. 18-19.


1928 года, 18 июня в 11 час. дня, в пос. Горно-Шишканском В. Ростошинского с/совета, Б. Черниговской вол. Мной, врачом больницы Беренштейном, по предложению народного следователя 6-го уч. Пугачевского уезда в присутствии названного следователя и нижеподписавшихся понятых были произведены осмотр и вскрытие трупа гр-ки Нещадиной Матрены Яковлевны...

Заключение.

На основании вышеизложенного прихожу к заключению, что смерть гр. Нещадиной Матрены Яковлевны наступила от остановки сердечной деятельности и дыхания в результате колоссальнейшего истязания, о чем свидетельствует наличие большого количества кровоподтеков, ссадин в области лица, тела, живота, конечностей. Сломанные ребра, цианоз легких, прикушенный язык говорят об удушении при насилии над гр. Нещадиной. Имеющиеся кровоподтеки разной величины, резаная рана в области левой надбровной дуги, ссадины в большом количестве разной формы и величины приводят к мысли, что гр. Нещадиной наносились тяжкие смертельные ушибы различными орудиями.

Врач Бернштейн (подпись).

Нар. следователь 6-го уч. Пугач. уезда Н. Андреев (подпись).
Понятые Н. Мизилов (подпись), Агей Сологубов (подпись).

Л.д. 20-24.
Протокол.


1928 года июня 19-го дня в с. Б. Черниговке народный следователь 6 участка Пугачевского уезда допрашивал нижепоименованного гражданина в качестве свидетеля с соблюдением ст. ст. Угол.-Процессуального Кодекса, который на предложенные вопросы показал.

Сологубов Ефим Иванович, возраст - 33 года, уроженец Екатеринославской губернии, Новомосковского уезда, Афанасьевской волости, деревни Богатое, постоянно живу в пос. Горно-Шишканский, Б. Черниговской волости, Пугачевского уезда… крестьянин, малограмотный…
По существу заданных вопросов по делу объясняю, что вечером 12-го июня 1928 года к нам на хутор Горно-Шишканский пришел какой-то странник, ему на вид лет 55-60. Объявил себя он отцом Кондратием из Вавилова Дола, это Ивановской волости Пугачевского уезда. В этот же вечер у гр-на Кобцева Константина собрались гр-не, где было устроено молебствие. Кто был на этом молебствие из гр-н, я не знаю точно...

Наутро, т. е. 14-го числа с. г., Кондратий из нашего поселка ушел в с. Украинку Б. Черниговской вол. С тех пор как Шубина была в бане с отцом Кондратием, она сделалась как будто бы ненормальной и болтала всякий вздор. Саженях в 80-ти от Шубиных было маленькое озеро, и Шубина стала говорить, что озеро стало святым, и она, Шубина, в этом озере будет исцелять людей от всяких болезней… Часа в 2 или 3 этого же дня приехал священник, который прямо на улице по требованию Шубиных отслужил молебен, а затем молебен был отслужен около указанного озера. Причем после окончания первого молебна на улице священник объявил всем гр-нам, что Шубина вовсе не святая, а просто душевнобольная, и на ее слова советовал не обращать внимания, и предлагал разойтись всем по домам...

На другой день, т.е. 15 июня, никаких событий не произошло, но Прасковья Шубина все продолжала молиться и говорить всякий вздор… 16-го июня с.г. я, работая в степи, узнал, что Шубина свое имущество раздает гр-нам с крестом в руках, говоря, что оно нам теперь не нужно, т. к. наступает конец света. Узнав об этом, я пошел в пос. посмотреть, что там творится… Увидел следующую страшную картину: на улице перед землянкой Шубиных лежит какая-то женщина обнаженная до талии вся в крови, голова ея чем-то завернута, и на голове совершенно обнаженная с медным большим крестом в руке сидит Шубина Прасковья, а Шубин Василий бьет эту женщину ногой по всем местам тела… Я стал говорить: «Что вы наделали!», на что они, т. е. Шубины, ответили, что убили сатану… После этого Шубина всех, кроме нас троих, ввела к себе во двор, обещая им, что за содеянное они все вместе с ней попадут в рай.

После этого я тут же запряг свою лошадь и о случившемся донес властям. Когда же я с н-ком милиции и фельдшером приехал обратно, то избитая была уже мертва. Шубиных я знаю уже 18 лет, они всегда до этого случая были в здравом уме…
Сологубов (подпись).
Нар. Следов. 6-го уч. Андреев (подпись).

Л.д. 78.
6.08.1928 г. № 111. Арестантское.


Самарскому губернскому или окружному прокурору.

Мной сего числа получено от нар. следоват. 6-го уч-ка Пугачевского округа Саратовской области следственное производство по делу убийства гр-ки пос. Пьяновки Нещадиной Макриды по требовательной последовательности. Ознакомившись с обстоятельствами дела, я нахожу целесообразным ведения следственных действий передать одному из старших следователей по следующим основаниям.

Дело об убийстве Нещадиной имеет большое общественное значение, ибо это убийство связано с религиозными чувствами отдельных лиц.

В данном деле участвует один из видных в местном крае «святой старец отец Кондратий», который деятельность свою направляет на религиозное шарлатанство. Силой своего внушения и различных приемов действует на психику религиозных граждан, доводя их до такого состояния, что они убивают людей.

По делу убийства Нещадиной требуется целый ряд психиатрических экспертиз обвиняемым, что провести в местных условиях не представляется возможным.

Дело об убийстве Нещадиной по своему характеру является исключительным, что можно видеть из копии при сем прилагаемых показаний обвиняемой Шубиной...

Нар. след. 5-го уч-ка Пуг. уезда (подпись) Востоков.

Л.д. 80-83.
Протокол.


1928 года августа 10-го дня в с. Б. Глушице народный следователь 5 участка Самарского округа Востоков допрашивал нижепоименованного гражданина в качестве подозреваемого с соблюдением ст. ст. Угол.- Процессуального Кодекса, который на предложенные вопросы показал.

Молодых Кондратий Федорович, возраст – 50 лет, уроженец Бузулукского округа, Алексеевского района, села Ореховка, постоянного места жительства – нет... профессия до революции – странник, сейчас - та же, имущества не имею, под судом и следствием не состоял.

Отец мой занимался крестьянством, до 18-летнего возраста я работал вместе с отцом. К нам в село приходили странники, затворники, которые говорили мне, чтобы я шел с ними странничать. С 18 лет я из дома ушел по селам и стал кормиться «божьим словом». Ходил я по селам до военной службы… По возвращению из службы я обратно стал ходить странником, не работал я потому, что меня не принимали, а ходить мне было легче...

Когда я прихожу в какое-либо село, то религиозные крестьяне собираются молиться. Я в чашку опускаю свой крест со словами «господи благослови». Я даю эту воду как святую, и присутствующие начинают пить, чтобы изгнать бесов. В это время женщины начинают кричать и дерутся за меня, называют меня спасителем, целуют мне ноги и лапти, тогда я им даю пить воды, и они успокаиваются. Я в эту историю не верю, а также я и не верю ни в каких бесов. Я притворяюсь святым для того, чтобы мне больше дали.

Когда я прихожу в село, то мне женщины предлагают их лечить. Я их заставляю топить баню и мыть меня. Когда в баню ходим вдвоем, а иногда ходим я и несколько женщин, в бане они раздевают меня, моют и парят, воду, которая течет с меня, они собирают, пьют и хранят как святую. Когда я был моложе, то в бане с женщинами имел часто половые сношения, а теперь реже, так уже становлюсь слабосильным. В данное время я удовлетворяюсь лишь тем, что женщин щупаю за половые органы и за другие части тела. В бане я лечу женщин крестом и разными камнями, отвожу то место, где болит. Все это я делаю для того, чтобы лучше кормили, поили и больше давали… Когда я у кого-либо ночую, то ложусь с молодыми девочками лет по четырнадцати или по пятнадцати, родители против этого не возражают, думают, что со святым отцом поспать есть святое дело. Я когда лягу с девочками, то я их щупаю за все части тела, целую их, и этим удовлетворяюсь, но половых актов с ними не совершаю. Иногда я также ложусь спать с 10-12-летними девочками, и с ними так же делаю, как и с 15-16-летними...

Больше по сему делу показать ничего не могу, протокол мне читан, изложен верно, об ответственности за ложные показания предупрежден, в чем и подписуюсь – Молодых, неграмотный, а по моей личной просьбе расписался Демидов (подпись).

Нар. след. 5-го уч-ка Пуг. уезда (подпись) Востоков.
 
Политический заказ

Во время другого допроса Кондратий Молодых рассказал следователю, что 12 и 13 июня он пришел на хутор Горно-Шишканском и мылся в бане с женщинами, в том числе и с Шубиной, но при этом никакого религиозного возбуждения со стороны Шубиной он не наблюдал. Что же касается убийства Нещадиной, то Молодых категорически отрицал свою причастность к этому преступлению, поскольку оно произошло после ухода старца с хутора. Тем не менее его тоже арестовали по обвинению в бродяжничестве и растлении малолетних.

После этого, начиная с августа 1928 года, в ряде газет Средне-Волжской и ряда других областей появились статьи, где с рабоче-крестьянских классовых позиций рассказывалось о вопиющем случае сектантского фанатизма, приведшем к гибели старухи-беднячки. Одновременно лекторы-безбожники во время антирелигиозных мероприятий приводили этот случай в качестве примера зверства и бесчеловечности сектантов. Как водится, в ответ на эти выступления в редакции газет и в партийные органы стали поступать десятки и сотни писем, в которых трудящиеся требовали для убийц-кликуш самого сурового наказания.

Тем временем в отношении всех шестерых подозреваемых продолжались следственные действия, в том числе проводилось их психиатрическое обследование. Материалы всех судебно-психиатрических экспертиз по «делу Вавилова дола» ныне также хранятся в архиве Самарского областного суда.

Л. д. 112-113.

Из акта освидетельствования (фрагменты).

1928 года ноября 27 дня конференция врачей Самарской окружной психиатрической больницы произвела освидетельствование испытуемого Шубина Василия, 34-лет, причем было обнаружено следующее.

Испытуемый среднего роста, правильного телосложения, кожные покровы и видимые слизистые бледны, лицо асимметрично. В области нижней челюсти кожаные рубцы, на всей нижней челюсти осталось два зуба, по заявлению испытуемого, после ранения осколком снаряда...

Рассказывает, что точно не помнит, когда пришел в их поселок отец Кондратий, которого в поселке одним считали прозорливым, который узнает, что в жизни с каждым было, а другие – глупеньким. С приходом отца Кондратия начали устраиваться моления, во время которых присутствующие односельчане кричали, плакали, в том числе и его жена… На следующий день испытуемый, увидев односельчан, лежавших на траве, и жену, ходившую между ними с крестом, по приказу жены посмотрел на солнце и почувствовал, «как будто кто ударил по горлу, захватило дыхание», и он упал. Все эти дни, по словам испытуемого, «творилось что-то неладное». Многие граждане поселка бросили работу в поле, собирались молиться, во время моления кричали, плакали, все были в возбужденном состоянии. Сам испытуемый раздавал свое имущество, к жене его приходили гр-не каяться, стали считать ее святой; пришла за покаянием и гр. Нещадина, жена испытуемого начала ее бить ребенком, а затем крестом, сбросила с себя и детей одежду, велела испытуемому и детям избивать ее. Обо всем происшедшем испытуемый говорит, что помнит смутно, помнит, что в избиении участвовали другие гр-не поселка, вечером Нещадина умерла, а их арестовали. Рассказывает, что сознавал, что все его поведение был неправильным, но чувствовал себя слабым, был в полном подчинении у жены – «от нее какая-то сила исходила».

Из анамнеза видно, что в 1915 г. на фронте испытуемый был ранен осколком снаряда в нижнюю челюсть, после чего полтора месяца был без сознания. В 1918 г. болел брюшным тифом, в 1919 г. – сыпным и возвратным. В 1923 г. перенес какое-то заболевание с высокой температурой. После ранения начал замечать у себя ослабление памяти, сильные головные боли, головокружения, сознания никогда не терял, кроме одного случая, когда ему сообщили, что его сын отрубил себе палец, испытуемый испугался, закружилась голова, упал. Отмечает у себя повышенную возбудимость, но всегда может себя сдержать. Пьет мало, венерические болезни отрицает. Отец – алкоголик. За время пребывания в больнице со 2.Х. и по настоящее время у испытуемого наблюдались колебания настроения: то подавлен, неохотно вступает в разговор с окружающими, высказывает жалобу на сильную головную боль, головокружение, переходящие боли в спине, судорожные подергивания лица, то общителен, играет с больными в карты, просит дать ему какую-нибудь работу, интересуется днем выписки. Беспокоится о детях, оставленных дома. Сон иногда недостаточный...

Принимая во внимание полученную Шубиным на войне тяжелую травму головы с длительной затем утратой сознания, изменчивость у него настроения, легкую внушаемость и другие явления в настоящее время, конференция врачей приходит к заключению, что гр. Шубин представляет признаки травматической истерии без наличия в настоящее время признаков нормального душевного расстройства. Что касается вопроса, в каком состоянии Шубин находился во время приписываемого ему преступления, то, учитывая общее возбуждение, в которое пришло население его поселка с приходом отца Кондратия и которое могло нарушить его неустойчивое душевное равновесие, утрату ясного воспоминания о своих действиях в то время, беспрекословное выполнение приказаний его жены, которая тогда считалась некоторыми «святой», показания свидетелей о его действиях в то время, конференция врачей приходит к заключению, что у гр. Шубина имелось тогда душевное расстройство в форме так назыв. сумеречного состояния сознания, делавшего его невменяемым в отношении совершенного им вместе с женой преступления.

Старший врач (подпись) Головин.

Врачи-ординаторы (подписи) Матвеевская, Дмитриева, Скобелева, Факторович.
Печать Самарской окружной психиатрической больницы.

Валерий ЕРОФЕЕВ: http://историческая-самара.рф/

Продолжение: https://seleste-rusa.livejournal.com/1354296.html

Posts from This Journal by “300 лет Самарской полиции” Tag