?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
О кадровом составе Самарской губернской милиции в 1920-х годах
Аватар с фотиком
seleste_rusa
Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой, посвящённый 300-летию Российской и Самарской полиции

По мере стабилизации внутреннего положения и развития государственного аппарата широкие полномочия ВЧК сокращались, а часть функций передавалась в ведение других структур. Ещё в 1918 году один из руководителей ВЧК Мартын Лацис указывал: "ВЧК, как орган чрезвычайный и временный, не входит в нашу конституционную систему. Пройдёт время Гражданской войны, время чрезвычайных условий существования Советской власти, и чрезвычайные комиссии будут лишними: они... будут вычеркнуты из аппарата Советской власти". В соответствии с постановлением ВЦИК от 6 февраля 1922 года и на основании решения IX Всероссийского съезда ВЧК была реорганизована в Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД РСФСР.

Правоохранительные органы Самарской губернии на протяжении этого периода времени испытывали множество трудностей, как организационного, так и материального характера, которые значительно снижали их эффективность.

6.JPG


Анализ архивных документов показывает, что издаваемые приказы, циркуляры, направленные на реорганизации улучшение положения правоохранительных органов, в условиях тех лет были малоэффективны. Постоянные просьбы, ходатайства, как в центр, так и к местной администрации о дополнительных кредитах, выделения продовольствия, обмундирования, оружия в большинстве случаев не удовлетворялись.

Так, на заседании губисполкома 13 мая 1920 года были затронуты проблемы губернской комиссии: "Ораторами отмечена слабая постановка дела Губчека, почти полное отсутствие осведомлённости о настроении губернии... крайне слабая борьба со спекуляцией и контрреволюцией... хищения сотрудниками конфискованного у граждан имущества и продуктов, отсутствие разграничений сферы деятельности Губчека, РТЧК и УТЧК, мелочный характер работы в ущерб крупным делам, о каковых даже не упоминается и т. д.". Жёсткая оценка деятельности Самарской ГубЧК несомненно была связана с арестами руководителей ряда уездных советский административных учреждений, в числе которых оказались и сотрудники ЧК, обвиняемых в злоупотреблениях, спровоцировавших беспорядки на местах.

3.JPG

Проблемы милиции были указаны в докладе начальника губмилиции от 3 июля 1921 года: "Милиция в данные момент находится в критическом положении. Недостаток в милиции ощущается как есть во всём, нет обмундирования, вооружения, людей, отсутствуют благодаря указанным недостаткам дисциплина в милиции, который по штату недостаёт 85%. Положение одинаковое как в уезде, так и в городе - в последнее время милицию сняли с продовольствия...".

Характерно то, что в условиях почти поголовной мобилизации всех военнообязанных в Красную Армию требования к состоянию здоровья для службы были самыми минимальными, по этим же причинам не нашли должного юридического оформления верхний возрастной предел и профессиональные качества граждан, принимаемых на службу в милицию. Как следствие этого в милиции в это время находилось значительное количество малограмотное и даже неграмотных. В докладе заведующего управлением объединённых Самаро-Златоустовской и Троицкой железных дорог о состоянии на 1 апреля 1920 года сообщалось: "...Милиция комплектовалась по добровольному найму - и благодаря тому, что все лучшие силы уходили в армию, в ряды желдормилиции попадали либо калеки, признанные негодными к службе в Красной Армии, либо элемент совершенно не служивший в армии по разным причинам". Некомплект личного состава милиции по 35 губерниям страны на 1 января 1920 года составлял свыше 40%.

9.JPG

Кадровые проблемы всех советских органов и учреждений являлись порождением внутренней ситуации в стране. Мобилизация сотрудников на нужды фронта и переводы в другие регионы снижала эффективность работы губернских органов правопорядка. Архивные документы показывают, что в большинстве случаев от службы отвлекались наиболее квалифицированные и опытные сотрудники. Кадровые трудности во многих случаях являлись следствием социально-экономических проблем. Невысокая заработная плата, плохое снабжение обмундированием и вооружением, задержка пайкового и денежного довольствия и т. д. приводили к тому, что часть сотрудников, после прохождения минимального срока службы в правоохранительных органах, переводилась на работу в другие предприятия и учреждения.

Существующие проблемы негативно отражались на состоянии правоохранительных органов. Сведения губернских административных органов показывают, что небрежно заполненная документация, неправомерные обыски, аресты, заключения под стражу, побои арестованных, задержка или пропажа изъятого при обысках имущества (особенно продовольствия и товаров первой необходимости) являлись основными видами должностных нарушений.

Так, за 10 месяцев 1922 года в Самарской уездной милиции был привлечён к ответственности 251 сотрудник: за должностные преступления - 108, халатно отношение к службе - 75, взяточничество - 41, пьянство - 27. таким образом, ежемесячное количество привлекаемых к ответственности сотрудников равнялось 1/6 части от общего состава уездной милиции.

Для предотвращения злоупотреблений и должностных преступлений среди сотрудников милиции в 1921 году были созданы специальные комиссии, проверявшие кадровый состав губернской милиции. Так, в Самаре из 950 милиционеров по решению комиссии увольнению подлежали более 300 милиционеров. Привлечённые к ответственности преступники из-за слабости оперативно-следственного аппарата отделывались лёгкими наказаниями. Ситуация, сложившаяся в губернии в этот период, отражена в статье газеты "Коммуна": "...В результате бандиты наглели всё больше. Приходилось ловить их по два и по три раза те же самые шайки, уже успевшие иногда отбыть наказание. Если к этому прибавить эпидемии тифа, малярии холеры, паническое настроение населения с рассказами о накидывании лассо на людей с целью людоедства и т. п., - то понятно, что волна преступности, хлынувшая по губернии, едва могла быть одержана, несмотря на все усилия".

"Коммуна". 26 июня 1923 года
171.jpg

Posts from This Journal by “300 лет Самарской полиции” Tag