?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Положение дел в милиции в 1920-1930 годах
Аватар с фотиком
seleste_rusa
Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой, посвящённый 300-летию Российской и Самарской полиции

Из воспоминаний милиционера Зотова: "Я сын батрака. Родился в Пугачёвском уезде. В 1907 году за политику был сослан в Архангельск, там прожил 12 лет. В 1917 году, будучи освобождён революцией, я приехал в Самару и вступил добровольцем в ряды Красной Армии. В 1918 году Пугачёв был взят белыми бандами и я участвовал в обезвреживании банды. Мы тогда из Пугачёва бандитов погнали в направлении к Уральску. И там объединились с отрядами Чапаевской дивизии. Близ Уральских гор меня ранили, и Чапаев меня от службы освободил. В том же году я поступил на службу в Советскую милицию. Назначен был в Больше-Глушицкий район. В июле 1920 года я с отрядом милиционеров в 30 человек выступил против банды Пашковского, укрепившейся в селе Черниговка. Нам отряд Пашковского удалось разбить и часть его взять в плен. Позже мы боролись с бандами Попова, засевшими в селе Марьевка, а потом - с отрядами Сарафанкина. В 1928 году Сарафанкина взяли в плен".

Самарский губернский уголовный розыск. 1927 год
143.jpg


Из воспоминаний милиционера М. И. Полякова, 1927 год: "Помню как проводник революционной законности ходил в лаптях и лохмотьях, а жалование не получал месяца по четыре. Никакой форменной одежды не выдавалось. Всё отличие милиционера от остальных бедно одетых граждан заключалось в том, что на груди у него висел милицейский знак, да в кармане имелось удостоверение личности. Однажды моего товарища отказались пустить в квартиру - за бандита приняли. В голод милиционер получал 35 фунтов овсяной муки, часто целыми неделями не видал хлеба, питаясь картофельной кожурой. И вот в таких условиях ми боролись с преступностью".

Уборка трупов на улицах Самары. 1921 год. Население губернии составляло 2806639 человек, 90,7% которого нуждались в продовольствии. Специальные санитарные отряды ежедневно подбирали только на речном и железнодорожном вокзалах от 100 до 200 трупов
138.jpg

Семья трупоедов (из материалов следственного дела). 1922 год
137.jpg

Эпидемия сыпного тифа осложнила работу милиции по борьбе с преступностью. Положение усугублялось нехваткой топлива, продовольствия, медикаментов
139.jpg

Беспризорные дети. 1921-1922 гг.
140.jpg

Дети в вагоне поезда перед отправкой в Ташкент. 1921 год
141.jpg

Самарский уголовный розыск. 1925 год
142.jpg

Самарская губернская милиция. 1927 год
144.jpg

145.jpg

Группа сотрудников УРКМ ПП ОГПУ по СВК. Коростин - начальник управления, 1 ряд, 4-й слева
146.jpg

Группа сотрудников УРКМ ПП ОГПУ по СВК
147.jpg

Личный состав УРКМ ПП ОГПУ по СВК 1932-1933 гг. А. П. Коростин (2-й ряд 4-й слева) - начальник УРКМ
150.jpg

Наибольшее беспокойство ОГПУ вызывали случаи антисоветской агитации и открытых выступлений работников милиции, которые были весьма часты, причём они не ограничивались рамками самой милиции, а переносились в крестьянскую среду. В Ленинграде за март 1931 года отмечено 97 случаев, в Северном крае - 58, Средне-Волжском крае - 26 и т. д. Ежегодно отдавали под суд 12% сотрудников милиции, до 14% увольняли за аморальные проявления и разложение. Основным видом преступности считалось пьянство. Целью "чекизации" милиции была проверка личного состава на политическую благонадёжность. Поэтому первым мероприятием после передачи милиции в ведение ОГПУ стала "чистка" кадров, наиболее масштабная в сравнении с ранее проводившимися.

Как сообщал Сталину начальник Главного управления милиции Прокофьев: "на 1 апреля 1932 года в ходе чистки по Союзу уволено около 30000 (примерно 13% личного состава). По регионам число колебалось от 5 до 24%. За 1931-1932 гг. из рядов милиции "удалено свыше 45000 социально чуждого и примазавшегося элемента", в 1933 году "в порядке чистки и спецпроверки удалено из милиции 4557 начальствующего состава и более 12000 рядового состава.

С 1 января по 15 июня 1934 года рассмотрено дел на 625 сотрудников милиции: обвинявшихся в контрреволюционной деятельности - 1, бандитизме - 29, хищениях с охраняемых объектов - 14, избиениях арестованных и задержанных - 162, присвоениях и растратах - 133, взяточничестве - 121, связи с чуждым элементом и пьянстве - 98, утере оружия - 2, халатности - 57, сокрытии социального происхождения - 3, изнасиловании - 5. К ним были применены "меры социальной защиты": к высшей мере наказания - 10 милиционеров, и с заменой 10 годами лагерей - 35, лишения свободы - 27, высылка - 3, увольнение без права поступления в милицию - 76, условно осуждены - 6, прекращены дела в отношении 22 человек. В конце 1934 года привлечено к ответственности 29000 работников милиции из общего числа 180000. Из них суду Трибунала было передано 8000, Трибунал осудил только 5000 человек".

Posts from This Journal by “300 лет Самарской полиции” Tag


  • 1
Супер!
Воспоминания - из материалов музея?

Из книг и материалов музея )

Надо посетить.

Обязательно! - экспозиция и история впечатляющие, конечно!

  • 1