Previous Entry Share Next Entry
Самарское сыскное отделение
Аватар с фотиком
seleste_rusa
Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой, посвящённый 300-летию Российской и Самарской полиции

Самарское сыскное отделение было сформировано 6 ноября 1908 года согласно приказу губернатора. Район действия отделения - город Самара. На вновь образованное отделение возлагалось производство дознания, проведение расследования и розыска по уголовным преступлениям. Теперь всей городской полиции предписывалось "по особо важным преступлениям: убийства, разбои, крупные кражи и т. п. - осмотров местностей и происшествий без чинов сыскной полиции не производить, и до прибытия последних принимать все меры к охране места и следов преступления".

Общий штат сыскного отделения в Самаре составил всего 22 человека: его начальник, полицейские и околоточные надзиратели. Первым руководителем самарских сыщиков стал надворный советник Павел Александрович Михеев. Окончив Николаевское духовное училище, он по духовной линии не пошёл, а поступил на службу в полицию. Здесь Михеев прошёл путь от полицейского надзирателя до пристава 4-й части города Самары. С этой должности он и заступил на пост руководителя Самарского сыскного отделения.

Улица Льва Толстого, 88. На первом этаже этого здания до 1911 года находилось Самарское сыскное отделение. Фото 3 декабря 2000 года
23.jpg


Предварительно Михеев окончил курсы по подготовке начальников сыскных отделений в Санкт-Петербурге. Чтобы представить, насколько серьёзно ставилось обучение сыскному делу, достаточно ознакомиться с программой лекций, прослушанных Михеевым: "Государственное и полицейское право", "Уголовное право", "Судебная медицина", "Методы регистрации преступников", "Приёмы уголовного сыска", "Приёмы самообороны", "Оружие и взрывчатые вещества", "Ознакомление с гримом и переодеванием", "Тайнопись преступников, шифры и дешифровка", "Разбор выдающихся сыскных дел". После обучения в Санкт-Петербурге Михеев прибыл в Самару, где приступил к исполнению своих обязанностей. В обязанности Михеева, как начальника сыскного отделения, входило "...наблюдение за ходом всего дела и руководство чинами отделения при производстве дознаний и расследований".

88.jpg

Помощником Михеева стал не имеющий чина Афанасий Петрович Барынин. Имея за плечами лишь начальную школу, он, как и Михеев, прошёл все ступени полицейской службы. В обязанности помощника начальника сыскного отделения входило производство дознания и расследование серьёзнейших уголовных преступлений. Одновременно Барынин управлял работой канцелярии, отвечал за делопроизводство сыскного отделения.

А. П. Барынин был человеком смелым и находчивым. В 1916 году он лично разыскал, а затем вместе с нарядом агентов и полицейских чиновников задержал трёх вооружённых грабителей (Агафонова, Валькова и Стаковского). Преступники занимались вооружёнными нападениями на квартиры состоятельных горожан. Так, поздней ночью они проникли в квартиру ротмистра Дауэ, но разбуженный шумом хозяин попытался их задержать. Преступники произвели в ротмистра три выстрела из револьвера и скрылись. Барынин, расследуя это происшествие, вышел на группу грабителей. После ареста преступники сознались в совершении ещё шести краж и вооружённых грабежей в Самаре.

В обязанности околоточных надзирателей сыскного отделения входил "надзор за порочными и преступными элементами, осуществление систематической проверки постоянных притонов и отдельных квартир, организация внутренней агентуры, проверяемой при надобности внешним наблюдением, частными и внезапными облавами, и регистрация всех освобождённых из тюрем". Для встреч с негласными сотрудниками сыскного отделения имелась конспиративная квартира. Кроме всего надзиратели сыскного отделения вместе с городовыми несли дежурства на вокзале, пароходных пристанях, в театре, а также "в местах большого скопления публики".

При сыскном отделении существовало регистрационное бюро, где всех задержанных фотографировали, снимали отпечатки пальцев и вносили в специальную картотеку учёта (где указывались фамилия, имя, отчество, клички, рост, вес, цвет волос и глаз, особые приметы и т. д.). Это позволяло держать на учёте в сыскном отделении 1101 преступника. Больше всего по учётам сыщиков проходило т. н. "бесписьменных" - лиц без документов и места жительства) - 386 человек. На картотеке также значилось 139 взломщиков, 70 грабителей, 43 убийцы-разбойника, были и профессионалы преступного мира - 26 форточников-парадников, 87 карманников, 4 клюквенника (церковные воры) и т. д.

До 1911 года Самарское сыскное отделение находилось в доме №88 (старая нумерация) на улице Льва Толстого, а затем перебралось в дом №49 по улице Уральской (ныне улица Братьев Коростелёвых). В прежнем помещении сыщики занимали лишь 8 комнат первого этажа двухэтажного дома. Весь дом принадлежал самарской купчихе Козыревой и сдавался ею в наём разным учреждениям. Подобное явление было крайне распространённым, многие государственные учреждения арендовали помещения у частных лиц. Из своего скромного бюджета сыскное отделение тратило на аренду комнат 840 рублей в год, порядка 2700 рублей выделялось на сыскные расходы (это почти два годовых жалования начальника сыскного отделения), и порядка 1000 рублей шло на фотографирование преступников и канцелярские расходы.

Работы для самарских сыщиков хватало. Недаром о Самаре в преступном мире ходила поговорка "Одесса-мама, Ростов-папа, а Самара - дочка непутёвая". По данным статистики, в год образования сыскного отделения (1908) в городе произошло 2905 преступлений. Чаще всего совершались кражи - 476 раз, также было совершено 17 убийств, 90 грабежей, 10 разбоев и 31 случай конокрадства.

1

Деятельность Самарского сыскного отделения высоко ценилась губернатором и высшими чинами Департамента полиции МВД России. В июне 1911 года в Самаре городовым 3-й части Гончаком был был задержан по подозрению в сбыте фальшивых серебряных монет крестьянин Юлиан Синицкий, который имел на руках подложный паспорт на имя Толбинского. Помощником начальника сыскного отделения Барыниным и околоточным надзирателем Киселёвым "по горячему следу" были предприняты самые энергичные меры к выявлению места жительства задержанного. Последний на вопрос сыщиков давал сбивчивые ответы и указывал разные места своего проживания в Самаре. Но вскоре было точно установлено, Синицкий проживает в "Немецких номерах" на улице Полевой, где при тщательном обыске был найден деревянный ящик с фальшивыми серебряными монетами: 986 монет различного достоинства на сумму 194 рубля 80 копеек. В гостиничном номере сыщики обнаружили кусок холста с надписью "ценная 25 рублей, г. Самара, до востребования господину Толбинскому" и указанным там же адресом из города Омска, отрезной купон на посылку, два письма на польском языке "...с содержанием по подделке фальшивых денег", и паспорт на имя Иосифа Толбинского.

Последующее расследование показало, что задержанный Синицкий, он же Толбинский, прибыл в Самару для сбыта фальшивых денег, часть из которых привёз с собой, часть переслал посылкой. За май 1911 года Синицкий успел сбыть в Самаре около 200 рублей фальшивой монеты. Ими в начале года из Варшавы был получен металл, сделан специальный станок со штампом. В течение двух месяцев фальшивомонетчики изготовили серебряных монет достоинством 10 и 20 копеек на сумму более чем 800 рублей. Позднее, в июне 1911 года, в Омске были задержаны и подельщики Синицкого братья Броши. Так самарские сыщики раскрыли группу фальшивомонетчиков.

Общее руководство этой труднейшей операцией осуществлял новый начальник Самарского сыскного отделения титулярный советник Максим Андреевич Юдин. До назначения на этот пост Юдин занимал должность станового пристава бугульминского уезда. Опытнейший полицейский Юдин оказался на своём месте в Самарском сыскном отделении. Уже через год работы приказом губернатора Якунина Максиму Андреевичу была объявлена благодарность. Юдин и другие чины сыскного отделения "с большим вниманием и энергией отнеслись к сообщениям о действии в Самаре группы воров-"хипесников". "Хипесники" - это воры, обирающие человека, которого заманили в притон или на квартиру партнёрши воров, обычно разыгрывающих из себя проститутку. Благодаря усилиям начальника сыскного отделения Юдина и его подчинённых была разоблачена целая организация, в которую входило несколько десятков человек, воров-"хипесников".

2

Ещё одним показателем отличной профессиональной работы самарских сыщиков стало раскрытие зверского убийства крестьянки Анны Кусакиной. 11 мая 1914 года у дамбы близ железнодорожного моста через реку Самару был выловлен мешок, аккуратно перевязанный верёвкой. В мешке оказался труп неизвестной женщины без головы, рук и ног. В течение недели в берегам реки прибило ещё два узла, в одном находилась левая рука, в другом - окровавленная одежда, правая рука и две ноги. По Самаре поползли слухи об этом загадочном убийстве. Уже после обнаружения первого пакета сыщики знали, что убитой была торговка вязаными платками Анна Кусакина. Её останки по шраму на груди опознал муж Василий Кусакин.

Расследование этого дела было возложено на помощника начальника сыскного отделения Барынина и околоточного надзирателя Н. Юдина. Раскрытие убийства осложнялось тем, что май - время затопления не только берегов Волги, но и многочисленных жилых построек, и установить, откуда прибило труп, было невозможно. Главным ключом в раскрытии этого преступления стал личный сыск. Барынин и Юдин обратили внимание на старую чёрную женскую юбку в одном из узлов, которую никто из свидетелей не признал как одежду убитой. Сыщики стали выяснять у местного населения, чья это юбка.

Следует сказать, что жертва проживала в местечке "За Панским переездом" (ныне - Запанской или посёлок Шмидта). Во время опроса местных жителей Юдин обратил внимание, как одна из женщин смутилась, увидев чёрную юбку в руках сыщиков, но оправившись от смущения, сказала, что не знает, чья это вещь. Опрос близких и знакомых этой женщины и дал первую ниточку в раскрытии убийства. Знакомые сказали, что слышали от женщины, что эта юбка принадлежит некой Анюте. Другие жители рассказали Барынину, что видели, как 11 мая в три часа ночи несколько мужчин и женщин с узлами сели в лодку и ушли вниз по течению реки. Странным было то, что происходило это в тот момент, когда на реке Самара была буря и плавание было отнюдь не безопасным.

Вскоре выяснилось, что уплывшими были корзинщики Константинов, Кишенков и их сожительницы Золотова и Данилова. Последний раз их видели 11 мая и никто не знал, куда они выехали. Полицейские вскоре установили, что некоторое время с корзинщиками жила мать Золотовой - Татьяна Андрюшина. Последнюю задержали в квартире на улице Симбирской (ныне улица Ульяновская), на той же квартире были арестованы её дочь и сожитель Кишенков. При допросе все трое отрицали своё участие в убийстве Кусакиной.

Оставленная на квартире полицейская засада 21 июня 1914 года задержала Константинова и его сожительницу Данилову, только что приехавших из Астрахани. У задержанных нашли шёлковый платок убитой, но преступники заявили, что купили его у торговки Симаковой за 15 рублей. При проверке всё оказалось неправдой, и, в конце концов, подозреваемые окончательно запутались в своих показаниях и сознались: Константинов - в подготовке и укрывательстве, а Кишенков, Золотова, Данилова и Андрюшина - в ограблении и убийстве Кусакиной. Анюта Золотова, а именно её юбку нашли в одном из узлов, пригласила торговку якобы для покупки платков. После недолгого разговора Кусакина была задушена, с неё сняли одежду, три золотых кольца, золотые серьги и серебряный нательный крест, а также кошелёк с тремя рублями. Ночью расчленили труп, предварительно изрезав до неузнаваемости лицо и, упаковав в мешки, спустили их в реку Самару.

Главным инициатором убийства была Анюта Золотова. В течение десяти лет она состояла в сожительстве с известным поволжским разбойником Василием Тухалиным, осуждённым на вечную каторгу, имела большой уголовный опыт. За раскрытие этого убийства Барынин, Юдин и другие чины Самарского сыскного отделения были удостоены личной благодарности министра внутренних дел Маклакова.

Это была не первая благодарность министра внутренних дел в адрес Самарского сыскного отделения. В январе 1914 года Барынин, околоточный надзиратель Пугин и агент Лесных "...за успешное раскрытие убийства сторожа конторы Маркова в селе Николаевском и задержание преступников, ограбивших контору на 15150 рублей..." были удостоены личной благодарности министра внутренних дел.

Posts from This Journal by “300 лет Самарской полиции” Tag

  • После Комуча: Советская рабоче-крестьянская милиция

    Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой,…

  • После Октября

    Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой,…

  • 100 лет Советской милиции

    Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой,…


?

Log in

No account? Create an account