Previous Entry Share Next Entry
"Русский Чикаго"
Аватар с фотиком
seleste_rusa
Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой, посвящённый 300-летию Российской и Самарской полиции

Самара в начале ХХ столетия принадлежала к числу быстрорастущих городов. Недаром за городом закрепилась репутация "русского Чикаго". Пересечение железнодорожных и речных путей привлекло в регион преступников со всей Российской империи. Обстановка в городе была неспокойной: ежедневно случались происшествия, ссоры, драки... Самарская губерния была местом политической ссылки. Народ мгновенно реагировал на любые оппозиционные выступления в центре. Стачки, митинги, нападения на помещичьи усадьбы. В результате - усиление казачьих патрулей, наряды городовых, обыски. Наряду с происходящим сразу же увеличивалось жалованье городовых и околоточных надзирателей.

Революция 1905 года столкнула органы правопорядка лицом к лицу с массовым движением организованных и вооруженных людей. В этих условиях деятельность полиции постепенно стала сводиться к осуществлению карательных мероприятий. Другого выхода не было. В августе 1906 года правительство вводит военно-полевые суды. Время, однако, было упущено, страну захлестнул террор. Одно убийство следовало за другим.

Остатки коляски, в которой ехал И. Л. Блок в момент убийства. Источник фото: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева
70.jpg


Разгон демонстрации 1905 года
51.jpg

Арест крестьян села Спиридоновки Самарской губернии, 1906 года
61.jpg

Дом, в котором располагалась подпольная типография большевиков на ул. Алексеевской (ныне - ул. Красноармейская)
53.jpg

Блок Иван Львович

Терроризм как социальное явление в России впервые проявил себя вовсе не в конце ХХ века, а как минимум столетием раньше. Еще в 1876 году была образована подпольная организация «Земля и воля», которая для своей борьбы вскоре избрала тактику индивидуального террора. В течение последующих десятилетий от пуль и бомб террористов в нашей стране погибло немало государственных деятелей, в том числе император Александр II в 1881 году. А с началом революционных событий 1905 года эту тактику взяла на вооружение возникшая незадолго до того партия социалистов-революционеров (эсеров).

Тринадцатый губернатор

Общероссийский социально-политический кризис первых лет ХХ века привел к резкому осложнению ситуации в стране. Революционное движение тогда распространилось также и в Самарской губернии, захватив все слои народа. В связи с такой обстановкой центральные российские власти стали решительно «закручивать гайки» на местах. С 3 марта 1906 года Самарский регион возглавил наш тринадцатый губернатор, действительный статский советник Иван Львович Блок, которого МВД рекомендовало как решительного и даже жесткого руководителя.

Иван Львович Блок. Источник фото: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева
73.jpg

Биографическая справка. Считается, что дата его рождения точно не известна, однако по сведениям живущих ныне членов его семьи, И. Л. Блок родился 28 февраля 1858 года в Санкт-Петербурге.

Он происходил из дворянской семьи среднего достатка. В 70-е годы XIX века Иван жил со своими родителями в Санкт-Петербурге, на набережной Васильевского острова, у Дворцового моста. Его дядей был известный поэт Александр Александрович Блок.

Семейство Блоков было евангелистско-лютеранского вероисповедания, однако сам Иван Львович был православным. Все братья и сестры в его семье музицировали, сам Иван играл на виолончели. Приехав в наш город 9 марта 1906 года, он оказался тринадцатым по счету самарским губернатором, и это число для него оказалось роковым.

Иван Львович Блок окончил Санкт-Петербургское императорское училище правоведения, и был направлен на гражданскую службу 16 мая 1880 год. Следующие 15 лет он был земским деятелем, а в структуру МВД Блок перешел служить с 25 июня 1891 года. Сначала он занимал пост председателя Екатеринбургского (Пермской губернии) уездного съезда, где в 1880—1890 годах за успешную службу получил ряд государственных наград. С 13 июля 1902 года Иван Львович работал уфимским вице-губернатором, затем с 4 июля 1903 года - бессарабским вице-губернатором. Приказом по МВД от 4 июня 1905 года Блок был назначен губернатором в Гродно, где железной рукой сумел удержать законный порядок даже в условиях острого социального кризиса. Тогда ему был присвоен высокий чин действительного статского советника (соответствует армейскому званию генерал-майора).

Именно такой глава региона, по мнению правительства, нужен был Самаре после событий в нашем городе в декабре 1905 года, когда по примеру Москвы они лишь чудом не переросли в общегородское вооруженное восстание. Самарским губернатором Иван Львович стал после того, как был подписан приказ министра внутренних дел П.Н. Дурново от 3 февраля 1906 года.

Иван Львович Блок имел большую семью. Он был женат на Марии Митрофановне (в девичестве Орловой), от которой он имел двух сыновей и четырех дочерей. По приезду в Самару новый губернатор разместился в каменном особняке на улице Казанской (ныне улица Алексея Толстого). На первом этаже дома находилась его приёмная, канцелярия и квартира правителя канцелярии, а на втором поселился сам Иван Львович с семьей.

Кризис империи

В нашем городе Блок начал работу с того, что за излишнюю мягкость уволил с должности начальника Самарского губернского жандармского управления (СГЖУ) Александра Каратаева. Еще через несколько дней в губернской столице начались массовые аресты, под которые попали все политически неблагонадежные лица. А затем глава региона стал лично ездить по селам в сопровождении воинских подразделений для подавления крестьянских бунтов.

В частности, 13 июня 1906 года в селе Матвеевка Николаевского уезда произошло вооруженное восстание, во время которого мужики разграбили и сожгли помещичью усадьбу и волостное правление, избили многих чиновников, а полицейского пристава Пастуховского, который пытался остановить беспорядки, убили на месте. Губернатор прибыл в Матвеевку уже наутро после этой кровавой драмы. По его приказу было арестовано свыше 20 зачинщиков беспорядков, причем некоторых из них казаки публично выпороли на площади и затем отпустили, а непосредственных участников убийства увезли в Самару, где их затем предали военно-полевому суду.

Но главным политическим событием того лета в России стал роспуск I Государственной Думы, выборы в которую прошли весной. В ответ на этот шаг царских властей Центральный Комитет партии социалистов-революционеров принял решение перейти к политике террора - как в столице, так и в каждой отдельно взятой губернии.

Плакат партии социалистов-революционеров (эсеров). Начало ХХ века. Источник: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева
74.jpg

Для претворения в жизнь партийного задания в Самару, как и во многие другие города страны, в середине июля 1906 года нелегально прибыла группа боевиков, специально подготовленная для совершения террористических актов. В ее состав входило семь молодых людей в возрасте от 17 до 22 лет, а возглавлял весь отряд 19-летний инструктор Митрофан Слепухин (кличка «товарищ Вадим»).

В Самаре группа сняла квартиру на улице Почтовой (ныне Рабочая) у хозяйки Антонины Кругловой. Все боевики выглядели обычными мастеровыми парнями, разъезжавшими по городам в поисках заработков. Хозяйка не задавала своим постояльцам вопросов о роде их занятий, а те в течение нескольких дней ходили по городу, подыскивая наиболее удобное место для убийства губернатора. Решительный момент наступил 21 июля, когда товарищ Вадим назначил метальщиком 22-летнего Григория Фролова и вручил ему только что собранную бомбу.

Терроризм в действии

«Срочная телеграмма министру внутренних дел Петру Столыпину от самарского вице-губернатора Ивана Кошко.

21 июля 1906 года.

Сегодня в 6 часов 40 минут вечера на углу Вознесенской и Воскресенской улиц в Самаре
(ныне улицы Степана Разина и Пионерская – В. Е.) убит губернатор Иван Блок бомбой, брошенной при проезде его в открытых дрожках. Кучер ранен. Предполагаемый убийца, молодой человек лет 22, задержан. Вступаю в управление губернией. Дальнейшие подробности дополнительно по выяснении».

Следом ещё одна телеграмма: "Город взволнован убийством губернатора, меры обеспечения порядка приняты, но войска Самары, кроме казаков, большей частью ненадёжны".

Кстати, губернатора о подготовке этого преступления предупреждал экс-глава самарских жандармов генерал-майор Каратаев. Как уже было сказано выше, после своего назначения в наш город Блок уволил его с должности. Вот что Каратаев впоследствии об этом писал в докладной на имя командира Отдельного корпуса жандармов:

«Покойный губернатор г. Блок вообще себя не берег, и как бы бравировал опасностью, часто безо всякой охраны являясь на встречи. Я просил его быть осторожным, он же отвечал, что если уж суждено умереть, то уберечься трудно. Говорил я неоднократно и полицмейстеру убедить губернатора быть осторожным, но и его предупреждений г. Блок тоже не слушал».

Отсутствием охраны у высокопоставленного чиновника просто не могли не воспользоваться названные выше эсеры-террористы при осуществлении своего преступного плана. О том, как это происходило, Григорий Фролов затем подробно рассказал в своих мемуарах под красноречивым заголовком «Террористический акт над самарским губернатором», которые были опубликованы в 1924 году в журнале «Каторга и ссылка» (более полные выдержки из этого материала приведены ниже в дополнении).

«Вот поворот экипажа, - писал Фролов, - я подхожу по диагонали совсем близко, шагов на восемь-девять, и сплеча бросаю бомбу в ноги губернатору. Не успел я сделать полуоборота налево, как раздался чрезвычайно четкий и чистый звук огромной силы, и я почувствовал, как меня чем-то обдало, из правого уха что-то стрельнуло, и левый глаз утратил зрение… Поворачиваюсь лицом снова в ту сторону, куда я метнул бомбу, но непроницаемая мгла стояла вокруг…

Я почти машинально побежал к берегу Волги, чтобы обмыть свое лицо и затеряться в береговом движении… Вот тут-то я и натолкнулся на городового, разгонявшего толпу… По дороге в участок, когда проезжали недалеко от места взрыва, какой-то мужчина догнал нас и ударил меня несколько раз, приговаривая: «Ах, злодей, убил ведь губернатора!», - и вместо обиды, сам не сознавая, доставил мне большую радость, так как сообщил, что долг я выполнил вполне, - а остальное неважно».


Как потом установило следствие, брошенная Фроловым бомба упала на пол пролетки и угодила Блоку под ноги, и в результате от них почти ничего не осталось. Взрывом губернатору также целиком оторвало кисть правой руки и голову, потому что, по свидетельствам очевидцев, Блок в последний момент нагнулся близко к свертку и даже успел его поднять, чтобы выбросить из пролетки, но ему не хватило каких-то долей секунды.

Место убийства самарского губернатора И.Л. Блока 21 июля 1906 года, в экипаж которого бросил бомбу эсер Г. Н. Фролов. Источник фото: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева
68.jpg

Губернаторского кучера Ивана Драгунова спасла только высокая спинка сиденья, изготовленная из крепкого дуба, поэтому основная сила взрыва оказалась направлена не вперед, а вверх. И хотя кучера выбросило на мостовую, и он при этом потерял сознание, врачи затем нашли у него только обширный ожог спины, не представлявший угрозы для жизни.

Случайным свидетелем этого чрезвычайного происшествия оказался наш знаменитый писатель Алексей Толстой, мать которого тогда жила в Самаре, и он, уже ставший к тому времени достаточно известным в стране литератором, каждое лето приезжал ее навестить. О том трагическом дне Толстой в своем дневнике сделал следующую запись, впоследствии опубликованную в его сборнике:

«Это было летом 1906 года... Я ходил на пристань проводить уезжавшую знакомую барышню... На перекрестке услышал какой-то странный удар. Я пошел на звук и вот что увидел: разбитые дрожки, две лошади бьются в агонии, и кучер валяется, запутавшись в вожжах. Близ дрожек лежит тело в черном мундире, одна рука в белой перчатке, вместо другой руки – кость, вместо ног – кости. Головы нет. Это был губернатор Блок».

Во время похорон губернатора в его гроб вместо головы положили ватный шар, а одну его ногу так и не смогли собрать.

Гроб с телом И. Л. Блока. Источник фото: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева
72.jpg

Большая похоронная процессия прошла от дома губернатора до Кафедрального собора, что находился на месте современной площади Куйбышева, где и прошло отпевание И. Л. Блока. После этого процессия дошла до вокзала, откуда гроб с телом губернатора перенесли в вагон, в котором семья увезла останки в Уфу. Здесь они были захоронены на Сергиевском кладбище. Однако после 1945 года могилу И. Л. Блока вместе с остальным кладбищем сровняли с землей.

Похороны И. Л. Блока в Самаре. Июль 1906 года. Источник фото: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева
71.jpg

Расстрел заменили каторгой

А в июле 1906 года в Самаре, сразу же после убийства губернатора, была задействована вся жандармская и полицейская агентура, благодаря чему уже днем 22 июля следствие имело достаточно полную информацию о квартире на улице Рабочей, в которой проживали подозрительные молодые люди. Брать постояльцев решили глубокой ночью, когда все они, как потом выяснилось, спали сном невинных младенцев. Кроме Слепухина, арестованными оказались также 20-летние Александр Яковлев и Петр Дмитриев. Позже было установлено, что еще трое приехавших накануне в Самару – Петр Ионов, Леонид Бережнов и Евгений Иванов, тогда ночевали в других местах, и поэтому в жандармские сети не попали.

На конспиративной квартире было обнаружено немало улик, говорящих о причастности задержанных к преступной деятельности. В их числе – револьверы систем «Маузер» и «Браунинг», схемы изготовления взрывных устройств, паспорт Фролова, литература и листовки партии эсеров, инструкции для боевиков, и, самое главное - списки правительственных учреждений и адреса квартир высших должностных лиц Самары. Как потом выяснило следствие, кроме убийства губернатора, террористы планировали в ближайшие дни совершить в нашем городе еще не менее четырех покушений на высокопоставленных чиновников. От новых трагедий Самару уберегла лишь расторопность правоохранителей.

Следствие по факту убийства губернатора Блока и по деятельности нелегальной организации партии эсеров продолжалось более семи месяцев. Заседание военно-полевого суда по этому уголовному делу проходило в помещении Самарской губернской тюрьмы 12 февраля 1907 года.

Кроме перечисленных выше боевиков - Григория Фролова, Митрофана Слепухина, Александра Яковлева и Петра Дмитриева, обвинение по делу также было предъявлено и Антонине Кругловой, хозяйке квартиры, которая имела неосторожность сдать ее группе молодых людей. Но поскольку никаких улик в отношении нее в ходе следствия не обнаружилось, Круглова была оправдана и вышла на свободу в зале суда.

Слепухин, Яковлев и Дмитриев на следствии утверждали, что они всего лишь сочувствующие партии эсеров, а к боевой организации отношения не имеют. Тем не менее все они были приговорены к различным срокам поселения в Енисейской губернии. Что же касается Григория Фролова, главного исполнителя теракта в отношении самарского губернатора, то он решением военно-полевого суда был приговорен к расстрелу. Впрочем, через два месяца по ходатайству адвоката решением главнокомандующего Казанским военным округом смертная казнь ему была заменена двадцатилетней каторгой.

Однако этот срок эсер-боевик так и не отбыл. Через год он сумел сбежать с каторги, и, по данным жандармской агентуры, затем добрался до Санкт-Петербурга, по пути на один день остановившись в Самаре. После Октябрьского переворота, как уже было сказано, бывший террорист засел за мемуары и некоторое время работал в совучреждениях в Москве. Фролов не дожил до сталинских чисток 30-х годов и умер своей смертью в возрасте 46 лет.

Но вот его соратнику по партии, бывшему инструктору боевиков Митрофану Слепухину в этом отношении повезло меньше. В 1937 году он был обвинен в принадлежности в прошлом к партии эсеров и осужден на 10 лет заключения в лагерях, где вскоре скончался.

Источник: сайт "Историческая Самара" Валерия Ерофеева: Блок Иван Львович - здесь в Приложении содержится большое число архивных документов и материалов по теме.

Похороны И. Л. Блока
55.jpg

57.jpg

Господам генерал-губернаторам, губернаторам, градоначальникам было предписано ввиду ожидания с ближайших же дней возникновения общих беспорядков, немедленно распорядиться обысками и арестами руководителей революционных и боевых организаций, агитаторов среди войск, хранителей оружия и бомб. Принять все меры по охранению правительственных и железнодорожных сооружений, телеграфов, банков, тюрем, складов и магазинов оружия и взрывчатых веществ. Последующий после Блока губернатор Якунин объявил губернию на положении усиленной охраны. 28 октября 1906 года царским указом Самарская губерния объявлена на положении усиленной охраны сроком на 1 год.

Posts from This Journal by “300 лет Самарской полиции” Tag


  • 1
Очень хороший материал.Рдкие фотографии , интересный текст.

У Валерия Викторовича чрезвычайно интересные материалы на сайте, спасибо ему за разрешение их использовать в блоге )

Спасибо, Нина. Интересные факты и фотографии. Как страшно - ватный шар вместо головы:( Не закрыли крышкой или покрывалом, а придумали же такое...

История интересная и страшная, вот так решили организовать прощание. Жуть, конечно!

"Русский Чикаго"

Пользователь dunya_lebed сослался на вашу запись в своей записи «"Русский Чикаго"» в контексте: [...] Оригинал взят у в "Русский Чикаго" [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account