Previous Entry Share Next Entry
Храм Казанской иконы Божией Матери в селе Алексеевка Алексеевского района СО
Аватар с фотиком
seleste_rusa
Храм Казанской иконы Божией Матери в селе Алексеевка Алексеевского района Самарской области: Русская Православная Церковь, Самарская митрополия, Кинельская епархия, Алексеевское благочиние. Настоятель - Протоиерей Пушкаренко Павел Викторович. Престольные праздники:
Казанской иконы Божией Матери - Июль 21 [по н.с.] (Явление иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани), Ноябрь 4 [по н.с.] (избавление Москвы и всей России от нашествия поляков в 1612 году).

Алексеевская Казанская церковь, по мнению сельских прихожан, была самая красивая в округе. На закате или восходе церковь искрилась белизной, как огромная белая птица, парила над Алексеевкой, будто бы защищая её своим крылом.

1.JPG


«Деревянная церковь была построена в селе Землянки в 1839 году. Приход - село Алексеевка. В ее штат входили 2 священника (имелся один), один дьякон и один пономарь. Приусадебной земли у церкви не было, а было 492 десятины сенокосного угодья». (Изд. Самарского Губернского земства. 1885 г. инв. №18 стр. 3.)

«Дома у священника, дьякона и у пономаря были свои, (т. е. находились в частной собственности). Жалованье в год полагалось: старшему священнику - 144 рубля, младшему - 108 , дьякону - 36, пономарю – 24 рубля». ( ф. 32. оп. 14. д. 386, 2 округ 1901г.)

В обязанности священника входило два раза в день справлять службу утром и вечером. Он проводил исповедание, крещение, венчание, отпевание «за упокой души», объявлял посты – говенья. Произносил проповеди, учил школьников «Закону Божьему». Ревниво следил за его соблюдением.

Всякое нарушение строго и болезненно пресекалось. Вокруг нарушителя создавалось общественное мнение как о безбожнике. Таким людям священник отказывал в крещении детей, венчании, отпевании покойников.

В 1851 году Самара из небольшого уездного городка была преобразована в губернский центр. Это событие во многом определило размах строительства культовых зданий новой губернии. В Самаре открылась архиерейская кафедра, которую возглавил преосвященный Евсевий. Во вверенной ему епархии Евсевий развернул широкую деятельность по открытию новых приходов, строительству городских и сельских храмов. Большую помощь в этом ему оказывал голова Самары П. В. Алабин.

Согласно Указа Синода от 04.04.1885 года, притч Казанско – Богородицкой церкви села Алексеевка должен был состоять из двух священников, дьякона и двух псаломщиков. Все они, за исключением дьякона, жили в домах, принадлежащих храму и расположенных на его земельных участках. Общая площадь пахотных, сенокосных земель, имевшихся у церкви с. Алексеевка, равнялась 55,5 десятин.

При храме имелась библиотека (214 книг и журналов), две школы (церковно – приходская и второклассная).

По Указу Святого Синода от 12 октября 1866 года, в церквях с 1867 года вводятся церковно- приходские летописи. В Указе подробно излагается, как должны вестись исторические летописи. Летопись должна вестись по годам, месяцам и числам, она для приходской церкви заключала в себе большой интерес для будущего времени, как частный, так и общий. С 1867 г. в Алексеевской волости велась церковная летопись, но, к сожалению, она не сохранилась.

2. Алексеевская Казанско-Богородицкая каменная приходская церковь строилась с 1884 года на средства прихожан. Известно, что «в 1896 году Алексеевское сельское общество имело мирские статьи: базарные и ярмарочные помещения с приходом в год одной тысячи рублей и две водяные мукомольные мельницы – девяносто рублей в год». (ГАСО. ф. 171, Оп. 1. д. 109. л. 5.) Деньги в сумме 1090 рублей расходовались в первую очередь на постройку новой каменной церкви.

2.JPG

В 1868 году учреждаются приходские попечительства при церквах. Заказчиком и наблюдателем за строительством Алексеевского храма был шеф и попечитель церкви, крестьянин Александр Павлович Сапрыкин. В круг его деятельности входила забота о материальном благоустройстве церкви, об обеспечении причта, о школах и благотворительных заведениях; попечительский совет мог распоряжаться только теми деньгами, которые были собраны через их посредство, не касаясь существующих церковных доходов. Эти люди пользовались полным доверием своей паствы, попечительства утверждались на каждое трёхлетие. Александр Павлович вложил немало моральных, физических, а также материальных средств в строительство храма.

Много сил и средств вложила в строительство церкви ещё одна богатая помещица - Анна Марковна Плугина. Она много занималась благотворительностью, оказывала материальную помощь в строительстве и содержании церквей с. Алексеевка, ездила и помогала сиротским домам, тюрьмам, а также оказывала помощь бедняцким семьям с. Алексеевка. В знак уважения Анну Марковну Плугину односельчане похоронили рядом с храмом.

За оградой церкви похоронен и третий прах, но в памяти людской не сохранилась даже фамилия. Долгожители села вспоминали, якобы это был инвалид войны, партизан. Если предположить, то вернее всего это был солдат Отечественной войны 1812 года. Потому как если бы это был солдат первой мировой, то о нем точно бы кто - то из односельчан вспомнил. Партизанское же движение было особенно широко распространено в войне 1812 года.

Л. Н. Толстой в одном из писем писал: «В Землянках около 650 дворов, в Патровке – около 450. Из этих 1100 дворов, может быть, сто имеют вид, более похожий на строение. Остальные полуразвалившиеся деревянные избы, без дворов и сеней, или крошечные мазанки с земляными крышами, с земляным полом. Вместо окон – отверстия. Церковь в Землянках большая, кирпичная, недостроенная, и ещё маленькая деревянная. В Патровке деревянная. Река Съезжая, жалкая, с безобразными обвалившимися берегами, почти пересыхающая летом». («Письма графа Л. Н. Толстого к жене 1862 – 1910 год» под редакцией А. Е. Грузинского, 1913г.).

Казанская церковь была построена по проекту архитектора Михаила Петровича Коринфского, настоящая его фамилия – Варенцов. Строительство велось под наблюдением епархиального архитектора Тадеуша Хилинского. Строителем-подрядчиком являлся хозяин частного банка Пчелин Василий Игнатьевич, уроженец Нижегородской губернии. Деньги Пчелин давал на строительство храма из банка взамен сбора за услуги на базарах и ярмарках. Двенадцать лет возводили церковь, двенадцать лет банкир взимал торговую дань. Василий Игнатьевич умер в с. Алексеевка в возрасте 72 лет в 10 мая 1913 г. Техническим руководителем по строительству был видный нижегородский специалист, инженер-архитектор церковного градостроения Талоконов.

Церковь была возведена в русско-византийском стиле с чертами классицизма. Четырехстолпный однокупольный храм с притвором. Ротонда – круглая в плане постройка, увенчанная куполом. По периметру ротонды расположены колонны.

Красный кирпич для строительства церкви был местного производства, с завода кулака Красникова. Для разведения раствора, чтобы кладка была крепче, на телеге по всей округе собирали яйца.

Фото 1930–х годов
8.jpg

Очень интересной была тогда система отопления. По всему селу проезжала телега, запряжённая лошадьми, из каждого двора выносили по несколько поленьев. Дрова закладывали в печь, где они не горели, а тлели. В стенах, между кладкой кирпича были сделаны специальные дымоходы, по которым и проходил горячий дым от тлеющих дров, согревая стены церкви. Возможно, эта сложная система сохранилась до сих пор.

Каменная церковь в Алексеевке была освящена в 1896 году. Она поражала красотой и величием. Периодически её покрывали белой известью, и от этого она казалась как бы выше. Всё здание утопало в зелени (вокруг храма много было посажено сирени), о чем побеспокоился попечитель церкви - А. П. Сапрыкин. В 1903 году вокруг церкви построили железную ограду на каменном фундаменте, церковная площадь стала 900 кв. сажен. Размер площади был установлен «приговором общества» от 17. 02. 1885 г. №4. В 1896г. в 8,5 сажен от церковной ограды был построен каменный в несколько комнат дом. Здесь расположились: квартира сторожа, помещение, где в зимнее время крестили детей, и комнаты для отдыха прихожан из других сел. На территории церкви находились: сторожка, пекарня, где пеклись просвиры, и небольшое кладбище.

Помещение церкви вмещало до 1500 прихожан. До своего закрытия Казанская церковь была собором, то есть службы служились ежедневно. В церковном приходе служили два священника. Один из них по своему священному сану являлся старшим, или благочинным священником.

По сведениям 1859 г., священником с. Алексеевки был Иона Скворцов. (ГАСО. Ф. 3. Оп. 148. д. 60. л. 1.) В 1876 г. Иона Петрович Скворцов являлся «благочинным, 4 благочинного округа», куда входила Алексеевская церковь. (ГАСО. Ф. 5. Оп. 8. д. 400. л.7.)

Долгое время при Алексеевском церковном приходе служил благочинным священником Иоанн Андреевич Уваров, который внёс весомый вклад в содержание церкви. И. А. Уваров умер 30.10.1892 г. в возрасте 63-х лет, не дождавшись открытия каменной церкви. В настоящее время на Радоницу у могилы благочинного священника - Иоанна Андреевича Уварова проходит ежегодно служба по усопшим.

За время существования церкви с. Алексеевка благочинными священниками служили: Лев Фёдорович Воронцов, который умер 25 января 1934 года, и Алексей Ананьевич Покровский (он проживал в доме, где сегодня располагается центр «Семья»). Псаломщиками служили Аверьян Михайлович и Степанов Сергей Степанович. Диаконом при храме был Пётр Яковлевич Ильин, в том числе он был и певчим в церковном хоре, хорошо знал литургию.

Еще при приходе было два регента и два хора певчих. В то время придавалось большое значение образованию хоров при церквях. Ведь богослужение включает в себя три составные части: чтение, проповедь и пение. Долгое время хором руководили регенты: правым клирсом хора - Степанов Сергей Степанович, а левым - некий Аверьян Михайлович. В хоре насчитывалось до 40 человек. Перед каждым торжественным религиозным праздником под руководством регента в помещении церковной сторожки или в большом доме у церковного старосты Зуйкова Фёдора Аникеевича хор проводил подготовительную репетицию.

3.
3.JPG

Иконы, или как их ещё называли, «образа», были самым ценимым достоянием православных русских церквей и семей. Образа, прежде всего, стремились первыми спасти при пожаре, никогда не отдавали в заклад и не продавали при бедности и разореньи. По словам современного исследователя, «иконы в быту и духовной жизни русских людей занимали особое место: к ним прикладывали новорожденных; иконой благословляли на брак, в дорогу, в солдаты, освящали дом; перед ними братались и божились; находили утешение в горестях; служили молебны в праздники и во времена несчастий».

Считалось грехом торговаться при покупке икон. В отношении икон никогда не применяли выражения «купить» или «продать», а употребляли глагол «выменять». Один из бытописателей сообщал в своих мемуарах, что в Верхних торговых рядах «покупатель, входя в лавку, говорил: «Я бы желал выменять икону». После революции и закрытия Алексеевского храма многие иконы попали в дома алексеевцев, и сегодня они постепенно возвращаются на свое исконное место - в Казанско-Богородицкую церковь.

Очень много версий по авторству икон и фресок. На стенах храма двухметровые изображения Иисуса Христа, Дмитрия Солунского, святого Григория, святого Александра. Под одним из изображений живописец написал свое имя. Служители храма пытались рассмотреть инициалы «Ф. И.» проступали ясно, фамилия же менее разборчиво, вроде бы «Рязанов», дата - 1902 год.

По заключению специалистов храм был расписан предположительно в 1896 - 1900 г.г. Автор до сих пор не установлен. Роспись же масляными красками в церкви в России впервые ввели в конце 19 в. Масляные краски очень удобны в работе, требуют меньше хлопот с подготовкой штукатурки. Так что церковь в Алексеевке, возможно, по своему уникальна. И, по словам местного художника Геродота Колодина, «…несмотря на соблюдение иконописных канонов, видно, что в нашей церкви росписи сделаны светскими художниками – в каждом лице проглядывает характерный «образ», что совершенно ни к чему в иконописи. Да и размашистая кисть, несколько вольное обращение с красками, указывают именно на это. Манера работы в каждой фреске несколько разная, несмотря на общий красочный колорит. Вероятно, над фресками работала группа художников…»

Из воспоминаний Чернышовой Прасковьи Тимофеевны, жительницы с. Алексеевка (1881 – 1969): «…Рисовал в церкви художник приезжий, безрукий и безногий. Гришей его звали. Работал он, держа кисть в зубах. Специально для него сделали люльку, в которой он сидел, когда рисовал». Конечно, разговор здесь идет о великом утевском художнике – Григории Николаевиче Журавлеве. Существует ещё одна версия: роспись выполнял местный художник начала XX века Рафаил Степанович Черкашин (Самарские известия. 1992 г. 10 июля).

Построенная церковь должна была благотворно влиять на нравственность местного православного населения, среди которого значительное влияние в то время получили секты молокан и субботников. Церковь и прилегающая к ней местность являлись истинно умиротворяющим уголком для села. Всё здесь дышало святостью и покоем.

4.
4.JPG

После революции 1917 г., согласно Декрету об отделении церкви от государства, все движимое и недвижимое имущество Алексеевской Казанско-Богородицкой церкви было национализировано. Оно перешло в собственность государства с передачей недвижимости в ведение Госфонда в начале 1919 г., на основании п. 16 Постановления народного комиссариата Юстиции РСФСР от 24. 03. 1918 года «О порядке проведения в жизнь Декрета об отделении Церкви от государства». Имущество, непосредственно не предназначенное для богослужебных целей, как - то: дома, земли, угодья - были изъяты от религиозных организаций и переданы в ведение местных исполкомов.

В 1925 г. согласно Декрету СНК РСФСР и ВЦИК «О порядке распределения национализированных имуществ и порядке пользования таковыми», здания каменной Казанско-Богородицкой церкви и таковой же при ней сторожки получили статус муниципализированных строений перешли в ведение Алексеевского исполкома.

В 1924 - 1928 годах на средства верующих и их силами был произведен капитальный ремонт сторожки Алексеевского храма. Здесь, помимо крестильни, гостиницы и комнаты сторожа, находилось жилье местного священника.

После революции по всей России разрушению подверглись тысячи храмов и церквей. Докатилось это колесо и до Казанско-Богородицкой церкви.

Во время голода в Поволжье 22 февраля 1922 года ВЦИК принял постановление об изъятии в церквях драгоценных вещей для закупки на них хлеба. Патриарх всея Руси Тихон с амвона объявил декрет святотатством, оскорбляющим церковные святыни.

В 1918 году В.И. Ленин лично дал указание:
«…Изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем больше число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». / В.И.Ленин,19 марта 1922 г./.

Казанско-Богородицкая приходская церковь села Алексеевка имела два золотых креста, на иконах Иисуса Христа и Богоматери были золотые оклады. Исполнять декрет ВЦИКа выпало на долю Ивана Киселева и Льва Чаплыгина. Лев Фёдорович Воронцов, священник местного храма, возмутился: «Кощунствуете!» На помощь прибежали псаломщик Колокольцев и церковный староста, мельник К. С. Гордиенко. Выдать святыни отказались, но с приходом начальника милиции Ивана Татаринцева пришлось отдать. Позднее алексеевцы услышали: на отобранное церковное золото Самарская губерния закупила 32 вагона зерна для голодающих.

5.
5.JPG

13 ноября 1928 г. учитель местной школы Петрунин при поддержке местной власти (в лице наряда милиции) «реорганизовал» церковную столовую в школьную. В 1929 году изъятие этого здания у церкви было официально утверждено в райисполкоме. Основанием для принятия этого акта стало использование сторожки верующими не по назначению (сторожкой считался дом, состоящий не более чем из двух комнат и находящийся внутри церковной ограды). Председатель Алексеевского сельского Совета Гавриил Васильевич Киселев в 30 –е г. из желания прослыть в округе «сознательным элементом» потребовал от церковного старосты: прекратить богослужение.

В это же время пришли директивы из Самары: «Нет в Алексеевке революционной новизны. Вы валандаетесь не только с созданием сельхозартелей, но и не покончили с церковью. Звоны – перезвоны утрами и вечерами отвлекают народ от текущего момента …».

В марте 1934 г. началась кампания по официальному закрытию церкви в Алексеевка и передаче здания в пользование местного исполкома. В Алексеевке были организованы собрания рабочих совхоза и членов колхозов Алексеевского сельсовета, на которых принимались решения о закрытии храма под предлогом «возможности объединения под флагом церкви остатков кулачества для агитации против хозяйственно-политической компании» с целью «прекращения влияния церкви на окружающее население и небольшую часть жен рабочих, живущих в Алексеевка». Закрытие церкви, – говорилось на этих собраниях, – позволило бы «втянуть жен рабочих в общественную работу», а разрушение храма «утолит острую нужду в строительном материале». Среди причин закрытия церкви называлось «фактическое неиспользование последней в течение последних нескольких лет».

14 января 1935 г. Президиум Алексеевского райисполкома рассмотрел ходатайство колхозников и трудящихся села Алексеевка о закрытии церкви и постановило: «Ввиду того, что церковь в селе Алексеевка церковных служебных обрядов не проводит с 1932 года и из общего числа 1416 человек, пользующихся избирательным правом, добровольно оформили отказ от церкви 1221 человек - (86,5 %), …церковь в селе Алексеевка закрыть, приспособив (ее здание) под дом культуры райцентра».

В июне 1935 г. рабочие совхоза и колхозники Алексеевкого сельсовета провели собрания, на которых изъявили желание использовать здание своего храма под ссыпку зерна. Президиум Алексеевского райисполкома своим Постановлением от 15.07.1935 года удовлетворил ходатайство трудящихся и колхозников и принял решение использовать пустующее здание церкви под ссыпной пункт – временно, в течение двух лет.

В январе 1936 года церковный Совет села Алексеевка распался и прекратил свое существование. К маю 1936 года техник Курносов разработал проект перестройки Казанско – Богородицкой церкви села Алексеевка Алексеевского района Куйбышевской области под дом соцкультуры вместимостью 500 человек. Проект предусматривал разборку целой башни под колокольней с заменой ее деревянными чердачными перекрытиями и шатровой крышей. Планировалось приспособить большую башню (колокольню) под парашютную вышку высотой 35 метров, постройку внутренних стен толщиной в 1,5 кирпича, возведение кирпичных колонн сечением 40–40 см (6 штук) - для деревянного межэтажного перекрытия 2 этажа. Установить шестигранных колонн сечением 25–25 см. (12 штук) - для основания на них бельэтажа. На втором этаже предполагалось устроить деревянные перегородки. Прежний цементный пол толщиной в 12 см. предусматривалось разобрать, устроить вместо него бетонный, со щебнем, толщиной в 15 см. Согласно проекту, должны были установить пять новых дверных проемов, кирпичные своды под куполами должны были быть разобраны. Нужно было возвести 6 кирпичных печей - голландок (диаметром в 1 метр), обшитых железом, и устроить два сортира (по два очка в каждом), а к внешним стенам должны были пристроить три балкона.

Весной 1936 года Алексеевский райисполком ходатайствовал перед крайисполкомом о закрытии местной церкви и переоборудовании ее помещения под дом соцкультуры (кинотеатр). Президиум Куйбышевского крайисполкома своим Решением №1046 от 15.05.1936 года церковь с. Алексеевка Алексеевского района закрыл, о чем председатель Алексеевкого райисполкома был уведомлен 17 мая того же года.

6. Разрушенный храм села Алексеевка фотография 1978 года
9.jpg

А в 1937 году по селу разнеслась горькая весть – будут снимать колокола. Народ ринулся к ним, будто хотел заслонить их от беды. «Председатель Алексеевского сельского Совета Гавриил Васильевич Киселев затребовал из Самары мастеров – верхолазов. Возле церкви установили лебедку. На канатах спустили колокола. Бабки разом заголосили, закрестились. Творилась великая несправедливость. Самарские молотобойцы взяли в руки кувалды и ахнули по бронзе. Колокола разбили на такие куски, чтобы способно донести до подводы. Церковный староста Кузьма Савельевич Гордиенко, забросив свою мельницу, суетился растерянно возле обеззвученного храма, не смея перечить власти. Потрясение его было столь великим, что он занедужил и перед Покровом слег, а к концу года представился. Обломки колоколов отвезли на станцию Богатое и отправили на переплавку». (И. П. Афанасьев и М. Я.Т олкач «Степное село Алексеевка». Документальная повесть – хроника. 210 стр.).

Женщины стали прятать иконы и церковную утварь по погребам и сараям. Постепенно была разрушена и кирпичная ограда, пытались ломать стены, не осилили. Пытались взорвать – не получилось.

7.
7.JPG

В 1989 году небольшая группа верующих во главе с Ксенией Александровной Краснослободцевой обратилась в райисполком с письмом:

«Для совместного удовлетворения религиозных потребностей (верующих) села Алексеевки, принадлежащих к Русской православной церкви, желаем создать религиозное общество. Деятельность религиозного общества будет распространяться на село Алексеевку Алексеевского района Куйбышевской области.
Служба в церкви будет совершаться только по праздничным дням. Просим зарегистрировать общество Русской православной церкви, находящейся в Алексеевке».

Примечание: список верующих (около 70 подписей).

Письмо было направлено секретарю райисполкома - Марии Сергеевне Николаевой, где было принято решение «…Председателю комиссии оказать содействие и контроль за соблюдением законодательства о религиозных культах». Исполком районного совета пошёл навстречу верующим. Письмо было отослано в облисполком, затем в Москву.

Потянулись долгие дни ожидания. Наконец, пришёл ответ из Совета по делам религии при Совете Министров СССР. Вот выписка:
1. «Зарегистрировать религиозное общество Русской православной церкви в селе Алексеевка.
2. Передать данному религиозному обществу здание бывшей Казанской церкви в селе Алексеевке для восстановления и дальнейшего использования в молитвенных целях…»

В октябре 1989 г. совхоз «Прогресс» вывез из храма свое имущество, оставив после себя кучи разного хлама. Предстояла большая работа по восстановлению разрушенной и разграбленной церкви. Сначала очистили церковь от многолетнего мусора, затем начались восстановительные работы.

В это время и был рукоположен в церковь священником отец Николай. Первыми людьми из Алексеевки, которые его встретили в епархии г. Самары, были Н. Г. Стрижова и водитель И. Ф. Кретов. Они и привезли отца Николая в его первый приход. Увидев разрушенную церковь, он понял, что впереди у него трудная дорога, и вступил на неё без страха и с верой в Бога. Сейчас отцу Николаю не хочется вспоминать, как трудно ему было. Он стал для церкви и плотником, и маляром, и грузчиком. Вот где пригодились ему его строительные навыки. С раннего утра до поздней ночи трудился батюшка Николай в церкви. Но он не был одинок, ему помогали прихожане. К зиме 1990 года были отремонтированы только крыша и окна, не было средств на отопительную систему.

8.
6.JPG

Первая служба прошла 2 января 1991 года, состоялось освящение 1-го Престола и была отслужена Божественная литургия. Прихожане потянулись к церкви.

А ремонтно - восстановительные работы продолжались. Но без материальной помощи вести их было невозможно. И люди откликнулись. Большую помощь оказало районное руководство и руководители некоторых колхозов и совхозов. Кто-то помогал церкви материально, кто–то физически, кто-то морально, а это дорого стоит.

Источники:
http://kinelepar.ru/
http://alekseevka-neo.ru/

27 июля 2016 года

Posts from This Journal by “храмы” Tag


  • 1

Храм Казанской иконы Божией Матери в селе Алексеевка А

Пользователь eremkin_kub сослался на вашу запись в своей записи «Храм Казанской иконы Божией Матери в селе Алексеевка Алексеевского района СО» в контексте: [...] Оригинал взят у в Храм Казанской иконы Божией Матери в селе Алексеевка Алексеевского района СО [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account