Previous Entry Share Next Entry
О вкладе куйбышевских чекистов в дело Великой Победы. Часть вторая. Радиоигры
Аватар с фотиком
seleste_rusa
Особенно напряжённым для самарских чекистов был второй год войны: в марте 1942 года немецкая военная разведка "Абвер", возглавляемая адмиралом Канарисом, создала специальный разведорган "Унтернемен Цеппелин", который занимался подбором, подготовкой и заброской в глубокий тыл нашей страны разведывательно-диверсионных групп. Вербовка агентуры проводилась немцами главным образом на оккупированных территориях среди изменников Родины из числа военнопленных, бывших уголовников и недовольных Советской властью. В нашу область фашисты забросили на парашютах 14 таких групп. Все они были обнаружены и ликвидированы, часть из них явилась с повинной, чтобы искупить свою измену.

С помощью перевербованных из их числа разведчиков-диверсантов под контролем чекистов проводилась радиоигра с передачей в "Абвер" выгодной информации. В Куйбышевском управлении эта операция осуществлялась под кодовым названием "Кустарник" с соблюдением самых строгих правил конспирации. О ней не знали даже наши специальные пеленгаторные группы, занимающиеся радиопоиском диверсантов. Игра велась в основном из Сызрани, возглавлял её начальник местного горотдела Сергей Григорьевич Туляков под руководством московских представителей НКГБ, а "дирижировал" исполнителями капитан Фортунат Викторович Козик. В том, что в 1942 году немецко-фашистская разведка допустила крупный просчёт, просмотрев сосредоточение мощной группировки советских войск под Сталинградом, есть доля участия и сотрудников Куйбышевского управления.

5.JPG


План, разработанный в строгой конспирации, был такой: после ареста диверсантов следовало перевербовать радиста и организовать канал дезинформации. В успешной его реализации положительную роль сыграла сама судьба: агент Васильченко ещё в немецкой учебке решил, что сразу же после приземления на родную землю сдастся в ближайшее отделение милиции.

Его напарник, агент Давыдов, оказался предателем, бывшим уголовником, ненавидящим Советскую власть. После ареста и допроса Давыдова переправили в Москву, а вместо него к Васильченко приставили Козика.

Их группа и получила кодовое название "Кустарник". Разведчики выходили в эфир два раза в сутки, составляли шифровки, учитывая обстановку на фронтах. Их "деза" казалась настолько правдивой, что немцы стали проверять благонадёжность источника. Наконец, пришёл ответ: "Благодарим за работу, продолжайте собирать информацию".

Дом в Сызрани на улице Интернациональной, где жили Козик с Васильченко, находился под постоянным наблюдением чекистов: нужно было взять агента-связника. Но немцы ничего пока о нём не сообщали. И только тогда, когда сигнал рации стал совсем слабым (садились батарейки), пришла шифровка, что связник уже прибыл и скоро появится на конспиративной квартире.

Как выяснилось, вновь прибывший агент Береговой учился в одной школе с Васильченко и считался одним из лучших по диверсионной подготовке, имел награды от своих руководителей. Сведения, полученные от него чекистами, прояснили секреты операции "Цепелин". Получая дезинформацию из Сызрани, немцы до последнего верили своей "восточной" агентуре.

12.jpg

К оперативным результатам "Кустарника" можно отнести следующее: в 1942 году немецкая разведка благодаря нашей дезинформации допустила крупный просчёт, не заметив сосредоточение советских войск под Сталинградом; ни один из объектов диверсионных устремлений вражеских агентов, заброшенных в область, не был уничтожен - плотный зенитный заслон нашей ПВО противостоял немецкой авиации; чекисты захватили разведчиков-диверсантов, агентов-связников, от которых, помимо другой ценной информации, получили точные координаты Варшавской разведшколы, где они проходили подготовку. Данные передали советской авиации, и "центр подготовки" был подвергнут бомбардировке.

Эта разведшкола, находившаяся под Варшавой, готовила группы, направляемые в Заволжье. Штаб "Бруно" - подразделение Абвера, группа 105 - готовил резидентуру, засылаемую конкретно в Куйбышевскую область, в том числе на железную дорогу. "Цеппелин" требовал от агентов полную информацию о характере всех железнодорожных перемещений, количестве поездов и направлении их следования - германский генштаб хотел знать место сосредоточения войск Красной Армии.

Кроме этого, в результате упреждающих мер ни один из объектов диверсионных устремлений вражеской агентуры в нашей области (промышленные и оборонные предприятия, мосты, средства связи, транспортные и энергетические коммуникации и др.) не был не взорван, ни разбомблен с воздуха. А в сентябре 1943 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении большой группы куйбышевских чекистов боевыми орденами и медалями.

Советская рация "Р-7", изъятая у одной из немецких разведывательно-диверсионных групп на территории Куйбышевской области в 1942 году
8.JPG

В своих воспоминаниях шеф германской внешней разведки (1939-1945 гг.) Вальтер Шелленберг указывает, что помимо заброски в глубокий тыл СССР разведывательно-диверсионных групп, в операцию "Цеппелин" входила задача нанесения бомбовых ударов с воздуха по важнейшим промышленным комплексам страны. Первым в этом списке значился город Куйбышев. В конце своих рассуждений по этому поводу он вынужден был признать, что "широко задуманные планы рухнули..." А руководитель "Абвера" адмирал Фридрих Вильгельм Канарис, организатор засылки в СССР разведывательных групп, сказал более откровенно: "Надо заметить, что мы не выполнили поставленные перед ними задачи. Это зависело не от плохой агентурной работы немцев, а от высоко поставленной работы русских, от хорошей бдительности не только военнослужащих, но и гражданского населения". Эти признания двух профессионалов - Шелленберга и Канариса, убеждённых врагов России, "дорогого стоят": противник был вынужден признать превосходство советских спецслужб.

О радиоиграх, которые помимо Куйбышева проводились ещё в 15 городах страны (Архангельске, Вологде, Воронеже, Горьком, Иванове, Ленинграде, Калинине, Казани, Рязани, Саратове, Сталинграде, Тамбове, Туле, Ульяновске и Ярославле), в специальном разделе "Очерков истории Российской внешней разведки" (том 4, 1941-1945 гг.) говорится: "Советская разведка совместно с контрразведывательными органами использовала для продвижения противнику дезинформации военного и политического характера такие оперативные комбинации, как радиоигры. В отдельные периоды сотрудники госбезопасности вели с противником до 70 игр одновременно, направляя, по согласованию с Генштабом Красной Армии, дезинформационные материалы. В результате подобных игр удалось вызвать по подставным явочным адресам и арестовать несколько сот агентов и кадровых сотрудников германской разведки. Это были сражения не только оружия, но и интеллектов".

9.JPG

...Операция "Послушник" проводилась под прикрытием как бы существовавшего в Куйбышеве антисоветского религиозного подполья, поддерживаемого Русской Православной церковью в Москве. По легенде возглавлял это подполье епископ Ратмиров, служивший в оккупированном немцами городе Калинине. При содействии епископа Ратмирова и митрополита Сергия удалось внедрить двух молодых офицеров НКВД в круг церковников, сотрудничавших с немцами на оккупированной территории. После освобождения г. Калинина епископ переехал в Куйбышев. От его имени направили их из Куйбышева под видом послушников в Псковский монастырь с информацией к настоятелю, который сотрудничал с немецкими оккупантами. Оба послушника были известны немцам.

Немцы послали в Куйбышев радистов из числа русских военнопленных, которых быстро удалось перевербовать. Немцы были уверены, что имеют в Куйбышеве сильную шпионскую базу. Регулярно поддерживая радиосвязь со своим разведбюро под Псковом, они постоянно получали от нас ложные сведения о переброске сырья и боеприпасов из Сибири на фронт.

Всё это делалось не "само собой", а сопровождалось тщательным контрразведывательным обеспечением оперативными средствами местных чекистов: надо было и "принять" епископа, "быстро установить" и "обставить" немецких радистов, и поддерживать легенду о "сильной шпионской базе" в городе. И оперативно обеспечивать ещё множество других "мелочей", которых, как известно, в разведке и контрразведке не бывает.

По приказу Сталина епископ Ратмиров после войны был награждён золотыми часами и медалью. Непосредственно руководившие его работой и находившиеся вместе с ним в немецком тылу под видом священнослужителей наши офицеры Иванов и Михеев получили боевые ордена.

3.JPG

Однако, несмотря на провалы и поражения, фашистская разведка не сокращала масштабов подрывной деятельности. В 1944 - 1945 годах тактика деятельности немецких спецслужб вновь поменялась. Теперь их "шпионская сеть" нацеливалась на длительную консервацию и оседание в районах, освобождёных от врага, а затем постепенно перемещалась в дальние районы страны.

Органы НКВД принимали меры и по ограждению важных оборонно-научных разработок от устремлений вражеской разведки, тем самым обеспечивая защиту множества военно-прикладных исследований, проводимых по поручению военного командования в высших учебных заведениях Куйбышева, Саратова и других городов Поволжья. Сотрудниками транспортных подразделений НКВД выявлялась вражеская агентура в пассажирских потоках, проводились противодиверсионные мероприятия, предотвращались предпосылки к чрезвычайным происшествиям на объектах транспорта.

Напряжённая работа куйбышевских чекистов давала свои результаты. В августе 1942 года на предприятии №525 (ныне завод "Металлист") выявили группу вредителей под руководством Широкова. Этим людям удавалось обманным путём сдавать военному представителю ВВС некачественные пулемёты.

В декабре того же года на 4-м ГПЗ разоблачили бригаду саботажников, возглавляемую техниками Саниным и Продиусом.

На предприятии №18 (ныне авиационный завод) с поличным задержали местного рабочего, умышленно выведшего из строя шесть штурмовиков Ил-2. Все преступники понесли наказание в соответствии с законами военного времени.

Успешно работали куйбышевские чекисты и за пределами областного центра. В частности, в Дубово-Умётском сельском районе они раскрыли несколько враждебно настроенных граждан во главе с неким Хвостовым, которые намеревались в случае приближения фронта к Среднему Поволжью поднять вооружённое восстание. Задержали дезертира Красной Армии Баракина, совершавшего поджоги на нескольких колхозных фермах и тайком вывешивавшего в общественных местах листовки с текстами пораженческого характера.

На юге области разгромили банду Беспалова, состоящую из дезертиров Красной Армии. Бандиты жили неподалёку от райцентра Колдыбань (ныне Красноармейское), откуда совершали рейды по дорогам и грабили всех проезжавших.

Коллектив куйбышевских контрразведчиков, возглавлявшийся в годы войны генералами С. И. Огольцовым, Е. П. Питоврановым, М. К. Каверзневым и другими офицерами, в противоборстве с врагом не раз показывал образцы мужества и отваги.

Начало: О вкладе куйбышевских чекистов в дело Великой Победы. Часть первая - http://seleste-rusa.livejournal.com/939695.html

Продолжение следует...

Источники:
С. Г. Хумарьян. Крепость на Волге. Самара, 2003.
С. Г. Хумарьян. Разведка и контрразведка: лица одной медали. Самара, 2005.
Материалы музея истории Управления ФСБ России по Самарской области.

Posts from This Journal by “ФСБ” Tag


  • 1

О вкладе куйбышевских чекистов в дело Великой Победы.

Пользователь klio123 сослался на вашу запись в своей записи «О вкладе куйбышевских чекистов в дело Великой Победы. Часть вторая. Радиоигры» в контексте: [...] Оригинал взят у в О вкладе куйбышевских чекистов в дело Великой Победы. Часть вторая. Радиоигры [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account