Previous Entry Share Next Entry
После Комуча: Советская рабоче-крестьянская милиция
Аватар с фотиком
seleste_rusa
Совместный проект Главного управления МВД России по Самарской области, музея истории органов внутренних дел Самарской области и Нины Дюковой, посвящённый 300-летию Российской и Самарской полиции

8 июня 1918 года после захвата Самары белочехами образовалось местное правительство - Комитет членов учредительного собрания. Министром внутренних дел был назначен П. Д. Климушкин. Комуч приказом №1 объявил о ликвидации Советской власти и об аресте лиц, подозреваемых в большевизме. Штаб нового правительства разместился в здании гимназии Хованской (ныне - средняя школа №13 на углу улиц Чапаевской и Венцека). 5 октября из самарской тюрьмы на восток из самарской тюрьмы в поезде смерти были отправлены свяше 2,5 тысяч заключённых.

7 октября 1918 года Самара была освобождена от белочехов и белогвардейцев. На второй день после освобождения города, 10 октября 1918 года, горисполком принял решение "назначить временно начальником милиции Пархоменко, начальниками участков Кузнецова, Кулагина и Гринюка, поручив им приступить к составлению актов о состоянии дел и ценностях, находящихся в милиции".

О состоянии дел в милиции после освобождения города можно судить по докладу Самарской городской милиции: "...Во время занятия города чехословаками архивы были разгромлены, книги и всевозможные бумаги увезены или уничтожены, в здании стёкла все побиты, мебель поломана, арестные помещения разрушены. Кроме того, были выпущены на свободу из тюрьмы и исправительного дома много уголовных преступников, которые, сводя старые счёты, сделали налёт на уголовную милицию, где уничтожили почти все фотографические и дактилоскопические снимки, весь архив, словом, что их могло стеснить, убили двух агентов. Необходимо отметить, что ...в Самару отовсюду под разными предлогами и видами прибыло много аферистов и уголовных элементов...".

Первый состав Самарской Советской уголовной милиции. 1918 год
126.jpg


Бывшие члены распущенного Учредительного собрания И. М. Брушвит, П. Д. Климушкин, Б. К. Фортунатов, В. К. Вольский, И. П. Нестеров, сформировавшие в июне 1918 года Комуч в Самаре
114.jpg

115.jpg

Штаб-квартира Комуча в 1918 году
116.jpg

Расстрел членов Александро-Гайского совета казаками атамана Дутова. 1918 год
117.jpg

Мост через реку Самару, взорванный белочехами при отступлении из Самары
118.jpg

119.jpg

Гайда (настоящее имя Рудольф Гейдель), 1918 год, командир 7-го полка Чехословацкого армейского корпуса - один из инициаторов и руководителей Чехословацкого мятежа
121.jpg

Клуб коммунистов-большевиков в период взятия Самары белочехами (ныне ул. Венцека, 38)
122.jpg

После артобстрела белочехами, 1918 год
123.jpg

Несмотря на эти трудности, свою деятельность развернул вновь назначенный губернский комиссар внутренних дел А. П. Галактионов. Решались первые вопросы: как организовать милицию, где взять деньги на её содержание. Расчёт на революционную сознательность масс и на милицейский принцип организации, когда практически каждый гражданин с известной периодичностью на добровольных началах обязан нести службу, не оправдал себя уже в первые месяцы Советской власти. Требовался профессиональный аппарат охраны общественной безопасности и борьбы с уголовными преступлениями. Основываясь на полученных из НКВД РСФСР директивах, циркулярах и приказах, началось становление губернских органов внутренних дел.

С 10 октября 1918 года начала свою деятельность Самарская городская милиция. 15 октября было сформировано губернское управление рабоче-крестьянской милиции, а 16 октября Советская уголовная милиция довела до сведения граждан, что "...она приступила к исполнению своих функций".

По мере освобождения территории губернии создавались уездные и городские органы милиции. Так, в городе Мелекессе (ныне г. Димитровград) уездная милиция была создана 8 октября, в Балаков - 10 декабря.

За неполных три месяца 1918 года (с октября по декабрь) фактическая численность милиции губернии составила 2412 человек, в их числе 11 старших и 162 младших конных, 422 старших и 1817 младших пеших милиционеров. Штат Самарской городской милиции состоял из 708 сотрудников. В это число не входила административная часть милиции (62 работника). По городу было установлено 150 милицейских постов, и весь город поделен на 6 милицейских участков. Управление городской милиции расположилось в бывшем штабе охраны на улице Саратовской (ул. Фрунзе, 112). До июля 1919 года Самарской милицией руководил А. И. Рыбин, в дальнейшем его сменил К. М. Радзин.

Штатная численность губернского управления милиции была менее внушительной - всего 14 человек, своего оперативного состава управление не имело. Фактически оно являлось координатором деятельности всех городских, уездных и волостных подразделений милиции. Обосновалось губернское управление в нескольких комнатах бывшего дома купца Наумова (ул. Куйбышева, дом № 151).

Здание (бывший дом Наумова), в котором располагалось губернское управление в 1918 году (ул. Куйбышева, 151
124.jpg

По документам, разработанным в губернском управлении, предполагалось в городах и посадах губернии на 500 жителей должен быть 1 милиционер, а в волостях - 1 пеший милиционер (это минимум), а максимум 2 пеших милиционера. Также полагалось иметь на каждый уезд отряд конной милиции (15 всадников). Естественно, что поддерживать даже такую штатную численность милиции для военного времени было крайне трудно. Так, например, милиция Самарского уезда состояла лишь из начальника, помощника, 22 милиционеров и канцелярии.

Юридической базой для организации уголовного розыска стала инструкция НКВД от 5 октября 1918 года. Уголовный розыск учреждался "...для охраны революционного порядка путём негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом...". Губернский уголовный розыск начал действовать в Самаре с 16 октября 1918 года.

Первым заведующим губернским отделом УР стал Георгий Филиппович Долинский. Сохранившиеся архивные документы крайне скудно говорят об этом человеке. Член партии большевиков с 1914 года, за участие "в антиправительственных организациях" в 1914 году попал в тюрьму, а затем в царскую армию, где после окончания юнкерского училища получил чин прапорщика.

Георгий Филиппович Долинский - первый начальник Самарской Советской уголовной милиции
125.jpg

Г. Ф. Долинский не был профессиональным сыщиком, ему пришлось учиться этому делу. В качестве учителя Долинскому определили бывшего начальника Самарского сыскного отделения Максима Андреевича Юдина. Юдин занял должность помощника Долинского. Сам Максим Андреевич имел большой опыт работы в царской полиции. Проработав долгое время приставом, он с 1914 года по декабрь 1917 года руководил Самарским сыскным отделением. такой помощник, хорошо знавший нравы и повадки самарского преступного мира, на несколько порядков поднял эффективность работы губернского уголовного розыска. Кстати, использование бывших служащих царской полиции было неединичным явлением. Так, например, заместитель Самарской водной милиции Соловьёв до 1917 года служил помощником пристава в Самаре. Начальник Сызранского уездного уголовного розыска О. Я. Мезнис привлёк на работу в милицию ряд бывших сотрудников царского уголовного сыска - Танильсона, Плуторхова, Винокурова и других.

В штатах губернского уголовного розыска было 96 человек: 3 инспектора, 7 помощников инспекторов, заведующий регистрацией преступлений, его помощник, 2 журналиста, 16 сотрудников 1-го разряда, 9 - 2-го разряда, 15 агентов-сотрудников, фотограф, заведующий арестным помещением. К работникам уголовного розыска предъявлялись большие требования. Работник УР должен быть по своим нравственным качествам безупречным: "чтобы на тени подозрения не падало на доброе имя деятеля уголовного розыска, охраняющего нравственность и устои государственные".

Первоначально уголовная милиция располагалась в доме Челышева на улице Красноармейской (ныне ул. Красноармейская, 60), затем непродолжительное время уголовный розыск занимал часть помещений в здании губисполкома (ныне ул. Фрунзе, 167), а с 1921 года переехал в более приспособленное отдельное здание - в дом № 41 по улице Садовой (ныне это здание Самарского районного военкомата).

127.jpg

Губернское управление милиции входило как подотдел в состав управления губисполкома. Городская и уездная милиция находилась в непосредственном подчинении отделов управления исполкомов городских и уездных Советов. В 1919-1921 годах работой отдела управления губисполкома (являющегося одновременно и территориальным подразделением НКВД РСФСР) руководили А. П. Галактионов, Л. Д. Сокольский, С. И. Кацаф, Д. П. Любецкая, Г. М. Леплевский, С. О. Роднянский. О них о всех, кроме Галактионова, именем которого названа улица в Самаре, известно крайне мало. Так, Леплевский после работы в отделе управления, был откомандирован в Москву, где занимал различные посты в НКВД РСФСР. С. О. Роднянский же в марте 1921 года был отдан под суд Ревтрибунала "..за финансовые злоупотребления и использование служебного положения в личных корыстных целях".

Строительство Самарской рабоче-крестьянской милиции проходило в сложных условиях гражданской войны, крестьянских мятежей, эпидемии сыпного тифа. В апреле 1919 года в Самарской губернской милиции была введена военная дисциплина, организовано обучение военному делу, изменена структура по принципу Красной Армии. Вся милиция губернии представляла запасную бригаду в составе двух полков. Таким образом милиция стала вполне организованной военной боевой единицей.

Клуб речников. Празднование первой годовщины Октября. 1918 год
128.jpg

Милиция активно участвовала в подавлении вооружённых восстаний в Ставропольском, Мелекесском, Бугурусланском, Бугульминском и Новоузенском уездах. Милиционеры выявляли организаторов, принимали меры по нормализации обстановки в восставших уездах. Наряду с боевыми действиями милиция вела решительную борьбу с уголовниками и другими антиобщественными элементами, подрывающими своими преступными действиями государственный строй, осуществляла надзор за соблюдением декретов и распоряжений органов власти.

О многообразии функций милиции того времени можно судить по отчёту о работе Бугурусланской милиции в период с 1 по 27 июня 2019 года:

"...Главным образом велась усиленная борьба с ...вредными Советской власти элементами, как то: контрреволюционерами, дезертирами, воровством, спекулянтами, пьянством, хулиганством, с самовольными порубщиками леса - и производились разного рода дознания... По всему уезду милиция отнеслась очень внимательно к отбору оружия, как то: винтовок, шашек, револьверов, павтронов. Изо всех районов почти еженедельно присылается отобранное оружие, которое сдаётся в отдел снабжения Бугурусланского военкомата, собрано пустых патронов 18 пудов...".

Руководство Сызранского уголовного розыска. Слева направо: О. Я. Меднис, А. М. Калашников, Малицкий. 1919 год
129.jpg

В условиях гражданской войны Самарской губернской милиции не хватало обмундирования, оружия, профессионально подготовленных работников. Один из руководителей губернской милиции докладывал в НКВД РСФСР, что "...присланные (для службы в органах внутренних дел) красноармейцы разуты, раздеты, недисциплинированны, очень часто встречаются порочные люди из бывших дезертиров, освобождённых по амнистии".

Проверки инспекторами НКВД отдельных подразделений Самарской губернской милиции позволили заявить: "подбор низших служащих ниже всякой критики, лучше подобрать невозможно, потому что условия в смысле обеспечения продовольствием и обмундированием скверное. Поэтому работа в этих органах ниже всякой критики". Были проблемы и с начальствующим составом. Вот яркий пример: в губернское управление милиции приходили постоянные жалобы на начальника Пугачёвской уездной милиции Лайнера, который "по своей малограмотности и отсутствию познаний, нужных для заведывания милицией, не мог занимать такой пост...". При таком начальнике уездной милиции "не наблюдалось должного и внимательного отношения к делу". Это привело к созданию в уезде, в селе Большая Глушица, настоящей столицы самогоноварения, взявшей на себя задачу снабжения Самары этим горячительным напитком. Инспектора губмилиции постоянно жаловались на отчёты Лайнера, которые не только не давали "ясного представления об организации деятельности милиции... в уезде, но являются прямо недобочитаемыми и по своей безграмотности и бестолковости...". Решением губернской милиции с согласия Пугачёвского уездного исполкома Лайнер был понижен в должности, как не справившийся со своими обязанностями.

О ситуации, царившей в первые годы становления органов НКВД, даёт представление один из приказов Мелекесской уездной милиции: "...товарищи милиционеры продолжают вести себя по-прежнему недостойно: постоянная ругань, свист, крик, шум, щелканье семечек, бесцельная беготня из комнаты в комнату сделались какой-то хронической принадлежностью в стенах Управления милиции..., которое... делается наподобие трактира, разнузданность и отсутствие дисциплины среди милиционеров настолько велики, что сама служба теряет свою серьёзность и продуктивность: посещающая милицию публика очень часто при виде такого безобразного поведения, теряется в догадках, куда она попала...".

Мелекесская уездная милиция. 1919 год
130.jpg

И вместе с тем, несмотря на все сложности, стоявшие перед подразделениями внутренних дел, Самарская губернская милиция успешно решала возложенные на неё задачи. Так, в докладе начальника Самарской городской милиции о её деятельности за октябрь-ноябрь 1919 года содержались сведения о том, что раскрываемость преступлений составила 49,7%. Обстановка в городе продолжала оставаться крайне сложной: "Падению Самары предшествовал бунт, нападение на тюрьму и бегство 500 человек заключённых, эти разбежавшиеся остались в Самаре..., в город отовсюду понаехало много преступников. К 15 ноября..., одних заявлений о грабежах, разбоях и покушениях, было около 300...".

Posts from This Journal by “300 лет Самарской полиции” Tag


  • 1
Нина, спасибо за этот проект. Всегда с интересом читаю.

Спасибо, Саш! Проект уже практически подошёл к своей середине, впереди еще очень много интересного, как всё уместить во временные рамки и размеры постов, ещё предстоит решить! )

))) пусть что то "вылезет" за рамки) просто это очень интересно! в свое время я посетил музей милиции в Ленинграде, открыл для себя много интересного, в том числе историю Леньки Пантелеева

Думаю, что именно так и произойдёт, проект не завершится в начале лета следующего года, а продолжится, уж больно много материала и фактов, и разных историй! И наш музей чрезвычайно интересный! )

надо будет "пробраться" в наш)))

Всегда читаю Вас с удовольствие. Спасибо. Поправьте только 2018 год, пожалуйста

Большое спасибо! Поправила )

  • 1
?

Log in

No account? Create an account